«Крытка». Слово, которое для осужденных звучит очень мрачно. Этим словом обозначают учреждение УК 161/12. Печально знаменитая «крытка». Аркалык.

Здесь содержат «пожизненников». Режим  — соответствующий. Но еще сюда отправляют тех, кто противостоит полицейскому беспределу КУИСа, кто «таранит» за свои права, права осужденных. Такие есть, красиво прописаны в УИК (уголовно-исполнительный кодекс). Но – только там, на бумаге.

«Крыткой», как и «раскруткой» (добавлением срока) пугают осужденных те самые опера КУИС, которые их топчут. Вместе с их правами – на достоинство, на здоровье, на жизнь. Не только пугают – делают. И «расручивают», и «вывозят на «крытку». Минимальный срок «крытки» — 6 месяцев. Обычный ход до нее: беспредел – беспредел – беспредел… таранишь… «мойку» (лезвие бритвы» или симку – в карман, или еще куда – ДИЗО… пока ты там – комиссия, третья отрицательная степень поведения, решение о переводе в СУС (строгие условия содержания, внутрилагерная «крытка», он же БУР (барак усиленного режима))… таранишь… «мойка» или симка под матрас… взыскание в СУСе… суд… «крытка» на полгода-год… вывезли…

А еще «крытка» — это уже совсем откровенный и безнаказанный беспредел администрации. Сюда почти никогда не приходят правозащитники. А если и приходят – здесь ничего не меняется. И так – десятилетиями.

Сюда вывезли осужденного Максата Толебекова, из лагеря в Алматинской области. Вывезли за то, что «таранил» за расследования убийства осужденного Ушкына Рахматуллаева, которого последним видел живым тот самый непотопляемый опер, Серикбол Бахтияров. (https://www.facebook.com/108893537462187/posts/279843260367213/?d=n)

Когда он «общался» с Ушкыном, осужденные слышали крики избиения. Когда ушел – осужденного Рахматуллаева нашли повешенным. В тот же день «установили» суицид. Осужденный Толебеков требовал расследования – теперь он на Аркалыкской «крытке». Начальник режимного отдела Серикбол Бахтияров, однозначно причастный к смерти Ушкына Рахматуллаева – заместитель начальника лагеря в Жамбылской области. Никакого расследования смерти осужденного не было.

По прибытию на «крытку» у Максата Толебекова обнаружили туберкулез. Стандартный протокол действия администрации, прямо указанный законом для таких случаев – помещение больного в тубизолятор, оформление документов, и отправка ближайшим этапом на «тублагерь», медицинское учреждение КУИС, специализирующееся на лечении туберкулеза. Я сам был на «тройке» (авт. – Владимир Козлов), ЕС 164/3, и наш барак примыкал к тубизолятору. Это помещение почти всегда пустовало, потому что больных регулярно вывозили; туберкулез – тяжелое заболевание, нередко с летальным исходом, крайне опасное для окружающих.

На Аркалыкской «крытке» все не так. Двое туберкулезных больных, в том числе и Максат Толебеков, находятся в обычных камерах, рядом с другими осужденными. В камерах сырость, плесень, грибок – идеальные условия для быстрого развития туберкулеза. Жалобы на беспредел администрации учреждения, превратившего тюрьму в душегубку – никуда не уходят. Таранишь – просто избивают прямо там, в камерах. Правозащитники, посещающие это место, то ли ничего «не видят», то ли ничего не пишут, то ли не понимают своего предназначения. В любом случае – все остается по прежнему. Местная надзирающая прокуратура – ноль. Финиш.

Осужденный Бахтияр Ильяхунов освободился с «крытки» три дня назад. Ему удалось вынести с собой письменные заявления Максата Толебекова и других осужденных. Кроме того, у него есть и личная история – неизвлеченнные из тела «посторонние предметы», которые он глотал, пытаясь пробить эту глухую стену КУИСовского садизма…сломанные во время многочисленных побоев ребра…

Бахтияр Ильяхунов хочет помочь тем, кто остался. Он уже ходил в прокуратуру, в субботу, но дежурный прокурор отказался принимать и визировать документы, посоветовал «отправить почтой»… Вариант для тех, кто хочет, чтобы они «пропали». Слишком дорогого стоят бумаги, «вышедшие» из такого места, для такого. Цена вопроса – жизни людей, умирающих в сырых камерах «крытки», без медицинской помощи…

Максату Толебекову требуется срочное этапирование в «тублагерь». Его состояние здоровья – прямая угроза жизни. Такое же положение и у другого осужденного – Руслана Кожамкулова, его заявление тоже смог вынести из-за этих заборов Бахтияр Ильяхунов.  Отказ от этапирования, от медицинской помощи, положенной при таком заболевании – это очевидные пытки и покушение на убийство, это длящееся уголовное преступление, совершаемое прямо сейчас преступной группой сотрудников КУИС.

КУИС МВД РК – это огромная преступная группа сотрудников полиции, о деятельности которой мы сможем узнать только тогда, когда реально заработает правозащитное сообщество. Когда омбудсмен «от президента» перестанет «крышевать» убийц в погонах, и преследовать правозащитников, пытающихся честно делать свое дело. Дорогу осилит идущий. Мы на связи. Мы в пути. Мы не свернем.

Наш проект поддерживает гражданских активистов Казахстана, и защищает права людей, находящихся в местах лишения свободы. Если вам известны факты, события которые могут относиться к деятельности нашего проекта, вы можете сообщить нам о них – очень просто. Под фотографией этой публикации, внизу справа. Расположена кнопка WhatsApp. Достаточно нажать на нее – и мы с вами на связи. Вы можете задать вопрос, получить консультацию, прислать информацию, видеоматериалы, по темам, над которыми мы работаем. Чем раньше обратитесь – тем лучше для тех, кого хотите поддержать. Наши источники информации всегда защищены. Будем знать – будем помогать.

 

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.