31 января в учреждении ИЧ 167/2 (Шымкент) впал в кому осужденный Муратпай Бектурганов. 1 февраля, не приходя в сознание, он скончался. И с этого момента началась стандартная возня, которая всегда происходит, если в смерти осужденного виновен сотрудник КУИС.

На этот раз начальник ДУИС по ЮКО, стартанул слишком резко. Прибыв со своими департаментскими «янычарами», он с ходу начал «грузить труп» на четверых осужденных барака, в котором проживал погибший Муратпай. А так как для всех осужденных барака было очевидно, что это вовсе не так – барак «восстал». Около 20 человек написали заявления о том, как все было…

Муратпай умер после очередных побоев со стороны ДПНУ (дежурный помощник начальника учреждения), майора Абильдаева. Очередных – потому что не в первый раз. Про то, что ДПНУ Абильдаев постоянно ищет повод, чтобы избить осужденного, в лагере знают все, и очень многие уже попадали под его «молотки».

Муратпай Бектурганов был избит за то, что нес из столовой в барак пять буханок хлеба. Дело в том, что в бараке есть несколько неходячих инвалидов, которые не посещают столовую, питаются на месте. Им и нес хлеб осужденный Муратпай. Это широко распространенная практика, о которой известно всем, и уж ДПНУ – в первую очередь. Формально – нарушение, но в лагере из таких нарушений, без которых не обойтись, состоит вся лагерная жизнь. Это создает благоприятные условия для сотрудников, которые могут десять раз этого «не заметить», а затем, когда «нужно», или когда просто очень хочется кого нибудь «встряхнуть» — вот оно, ничего искать не нужно.

 

Когда осужденный Бектурганов в очередной раз нес хлеб в барак, он был остановлен ДПНУ Абильдаевым, а после высказывания недоумения – за что? – избит, ударами дубинки по голове, и ногами. В частности – зафиксирован сломанный нос. Через некоторое время Муратпай впал в кому, а затем – умер.

 

Труп – это ЧП, на которое автоматически прибывает и спецпрокурор, и следователи. Если начальник ДУИС Ким решил с разбегу «загрузить на труп» осужденных, значит, следы побоев были настолько очевидны, что вариант с «несчастным случаем» не проходил. Когда барак «восстал» и решил «таранить до конца за правду», дело осложнилось настолько, что даже спецпрокурор Ерик Пралиев, первый опросивших осужденных, посоветовал им держаться своих показаний, и пообещал обеспечить безопасность на время расследования.

Но – это ведь Шымкент. Уже на следующий день спецпрокурор «пропал», а начальник учреждения Мырзагали Ескулов начал угрожать «ввести войска и всех здесь переломать», если осужденные не «включат заднюю», и не откажутся от своих показаний. Он сказал, что и с прокурором, и с родственниками убитого уже договорились, и что они не возражают против «несчастного случая»: упал и убился. И что «это Шымкент, я здесь все раскидаю, как надо, а вам – конец!..»…

На следователей, которые опросили осужденных,  и тоже обещали обеспечить безопасность, осужденные не надеются. Они знают, что означает «это Шымкент»… Осужденные, написавшие правду об убийстве, просят обеспечить «не Шымкентскую» комиссию, и безопасность для них на время следствия.

Надо сказать, что «основания для беспокойства» у осужденных учреждения ИЧ 167/2 – имеются. Количество осужденных, вынесенных в мешках из этого лагеря, именно за то время, когда им руководит Мырзагали Ескулов, уже около 15… Это Шымкент…

Мы всегда на связи. С нами можно мгновенно связаться, нажав на кнопку WhatsApp, которая находится под каждой фотографией каждого материала, справа. Звоните, пишите, присылайте видео, задавайте вопросы. Конфиденциальность гарантируем. Будем знать — будем помогать.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.