Мы несколько раз касались этой темы в прежних публикациях, но она настолько обширна и важна, что нам придется еще не раз к ней вернуться.

Лагерные «козы» – кто они? У этой специфической и неоднородной части осужденных есть несколько названий: «активисты», ДПАшники (добровольный помощник администрации), «вязаные» (ношение нарукавной повязки, отсюда и «обвязать» — насильно заставить стать «козой», и «обвязался» — добровольно…)… Есть даже СПО – секция помощи осужденным, во как)).

Кроме различных наименований, «козы» различаются и по «степени окозления». Есть «пользу приносящие» — парикмахеры, технические работники при администрации, «баландеры» (разносчики пищи в тюрьмах). К ним отношение иное, они не «козы» в полном смысле этого слова, потому что «не козлят», то есть – не вредят осужденным; хотя, конечно же, «стучат» своим кураторам из опер-режимотделов. Но об этом все знают, и если у самого осужденного язык не по ветру сушится, то и вреда ему от них не будет. Что касается пользы – они ее приносить обязаны, по укладу. От каждого – по способностям и по возможности.

«Ярые козы» — это те, кто «заступил» и переступил, кому назад хода нет. В большинстве своем это поломанные бывшие «смотряги», «деловые». Они очень хорошо знают уклад и криминальный мир, ориентируются в людях и ситуациях, знают все про устройство «курков» (тайные места хранения телефонов и прочей «запретки»), про «маяки» (технология подхвата перебрасываемых с воли, через заборы, «грузов»), и будучи «на службе» у администрации, вреда приносят немало. А еще они насилуют, избивают, пытают и убивают…

Хуже них только «крестовые» — это те, кто сознательно навредил вору в законе. На воле они — смертники, приговоренные, поэтому туда и не стремятся. Выполняют самую грязную, жуткую «работу» от администрации… их судят, добавляют срока, меняют режимы, лагеря… Они в любом лагере «пригодятся»… Пока кто-то не «ушатает на глушняк», не убьет.

Основная масса «коз» — стандартные подонки и лизоблюды. Как правило – с «гадскими» статьями, типа изнасилование с отягчающими, педофилия, садистские убийства или убийства стариков, чтобы забрать пенсию… Они наблюдают, стучат, бьют, провоцируют на нарушения. За это имеют свой «набор бонусов», в каждом лагере – разный. От возможности иметь стрижку длиной более 2-х сантиметров, и до соучастия в торговле телефонами и наркотой, хищениях продуктов и прочего. Как у кого получится.

На «тройке» (ЕС 164/3, СКО, Петропавловск) у нас «авт. – Владимир Козлов) была особая «козья каста» — «дневальные». Это по-сути своей – денщики, позабытая солдатская должность офицерского холуя. Уборка в кабинете, приготовить и подать чай, и многие другие обязанности, при конкретном сотруднике, не ниже начальника оперчасти. Чем круче «хозяин», тем круче «дневальный». Меньше стандартных обязанностей – больше нестандартных благ.

На «тройке» было и еще одно «козье ранжирование», на отрядных и лагерных. Отрядные «козы» — те, что контролируют барак, лагерные – соответственно, территорию лагеря. Отрядные подчиняются «завхозу» барака, старшей «козе» отряда, лагерные – «главной козе лагеря», начальнику всех «патрулей», «санитаров» («козы», контролирующие сансостояние бараков), и прочих, кто при «должности» и при повязке. Отрядные ненавидят лагерных, потому что те могут и их «заплести» под нарушение, при случае. Лагерные ненавидят отрядных, потому что те на них тоже «стучат» своим персональным кураторам из опер-режимчастей… И все вместе ненавидят «мужиков» (обычных осужденных), потому что  их боятся, ненавидят и  презирают.

«Патрульная коза» мог подойти к осужденному, стоящему «на посту» у входа в локальную зону, и начать задавать ему вопросы по содержанию УИК (уголовно-исполнительный кодекс), по местным инструкциям, включающим обязательное знание «фио», должности и звания ВСЕХ сотрудников лагеря… Ошибся – попал в «черный список», и в выходные, когда «на один чай больше» (возможность выпить чая в барачной чайхане), ты вместо этого пойдешь на «штрафные работы», будешь несколько часов что нибудь копать, таскать, разбивать (например- старые бетонные балки на гравий), или чистить…

Были и другие. Которые показывали мне доносы, предупреждали… при этом продолжали «стучать», устраивать провокации… «…не мы такие, жизнь такая, Иваныч…». Мой «личный коза», которого открыто приставили ко мне в четвертом отряде, мне сказал сразу и прямо:

— Иваныч, лучше не общайтесь при мне ни с кем, а то я все равно каждый вечер буду оперу отписываться… — А если не напишешь, что я общался, и с кем?  — Ну… тогда другая «коза» на меня напишет, меня в режимке «встряхнут» и «собьют в мужики»…

Как мы уже и говорили – тема эта обширная. Ниже – видео с «тридцать пятого» лагеря, Семей. Там появилась еще одна «козья масть» — контролеры… Так что – мы еще не раз к ней вернемся.

Наш телефон +380933969111 – во всех сетях и мессендежерах. Под фото, справа, «горячая кнопка» WhatsApp – нажали, и мы уже общаемся. Присылайте информацию, видео, сообщайте о нарушениях прав осужденных. Конфиденциальность гарантируется. Будем знать – будем помогать.

 

 

 

 

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.