О природе такого явления, как КУИС (Комитет уголовно-исполнительной системы) МВД РК, известно очень немного. Тут две причины: КУИС – одна из самых закрытых и лицемерных систем, с которым может соперничать по этим показателям лишь КНБ, и – общество само не стремится знать об этой системе больше, потому что считает, что там находятся преступники, которым «так и надо».

И то, и другое бесспорно неправильно. Закрытость КУИСа, вернее – такой уровень закрытости, ничем функциональным не объясняется. Там нет ни госсекретов, ни военных производств, ни тайных конструкторских бюро – как было у его прародителя, НКВД СССР. Есть только перманентные и почти безнаказанные преступления сотрудников, и есть их неотвратимая психологическая деформация, которая с течением времени делает из нормальных людей лицемерных двуликих садистов, наслаждающихся чужой болью, и боящихся, как тараканы – света.

Что касается робкого безразличия общества – его ценой является жуткая данность, в виде возращения в социум психологически искалеченных осужденных, ставших в этих условиях безнадеги – социопатами, не верящих ни в права, ни в право, ни в людей; больше 80% рецидива, повторных преступлений – показатель, который не нужно комментировать. Он совершенно четко оценивает готовность общества помочь однажды совершившему преступление – найти себя, готовность поддержать, готовность не оттолкнуть, готовность помочь в ресоциализации, принять «в себя». Предваряя возражения типа «это невозможно, черного кобеля не отмоешь добела» – это возможно. В странах, где общество – это власть, а власть – это общество, это – работает. Там закрываются тюрьмы, потому что в них больше некому сидеть… Рецидив 4-5%. У нас – 80. Это и есть качественная разница между обществом и социумом.

Возвращаясь к закрытости КУИС МВД РК. В тюрьме Петропавловска вот уже восемь лет находится осужденный, гражданин Казахстана, Бондо Стуруа. Не маньяк, не педофил, не людоед. Он из тех, кого принято называть «криминальным авторитетом».

Когда я (авт. – Владимир Козлов) январской ночью 2012 года «заезжал» на Петропавловскую «тройку» (ЕС 164/3), что находится в 50 метрах от СИЗО (тюрьмы), со мной, уже переодетым в «ШИЗОшную» оранжевую робу, и слегка «встряхнутым» (избитым), полночи беседовал лагерный «бомонд» — начальники опер-режимотделов, зам по РОР, начальник лагеря. Опера прощупывали и пронюхивали каждую складку моих вещей, сваленных в углу, а их начальники «щупали» меня вопросами-ответами. Тогда я еще не мог понять – что это было. Особенно «ярким» и непонятным – тогда – оказалось выступление РОРа (кума, по укладу), подполковника, в чьих руках все опера, режимники, активисты, козы, кумовки… Он долго сидел, слушал, а потом сказал только одну фразу: «Ты приехал забрать лагерь?!! Вот х-й тебе, понял?!!» — и сунул в сторону моего лица огромный волосатый… кукиш.

 

Оказывается, до моего прибытия руководство лагеря получило свой, «ментовской прогон» (специфическая срочная информация) о том, что политический зэк Владимир Козлов едет на «тройку» с намерением «отобрать», и поставить обратно, «на черный ход» — недавно «поломанный», «перекрашенный в пожарную машину» — лагерь… Не знаю, кто так жестко пошутил с ментами и со мной, но я на тот момент, после года почти одиночек, и слов-то таких не знал…

Криминальные авторитеты, такие, как Бондо Стуруа – могут такое сделать. Чтобы «вернуть лагерь на черный ход» (поставить жизнь в нем под ответственность и обеспечение «смотрящих» — осужденных), нужно: а) быть авторитетом для других осужденных; б) уметь использовать факты злоупотреблений и нарушений закона со стороны сотрудников (они есть всегда) для объединения всех осужденных лагеря в единые – мирные – формы протеста: голодовки, отказы от выполнения незаконных требований, иногда – членовредительства… Подобные массовые протесты с большой вероятностью приводят к смене руководства лагеря, а так как лагерь – «хлебное место» практически для всех сотрудников (тащат все — крупные по норам, мелкие – по щелям) – для них бывает единственно-приемлемым решением «отдать» лагерь, и получать свои «бонусы», уже практически ни о чем не беспокоясь…

Именно поэтому осужденного Бондо Стуруа вот уже восемь лет содержат в «спецпродоле». «Продол» — это по сути коридор. В бараке это пространство между рядами «шконок» (двухъярусных кроватей), в тюрьме – то место, куда выходят все двери камер. «Спецпродол» — другое. Так называют место в тюрьме, с камерами, которые наглухо изолированы от остальных, от любых контактов. Там содержат тех, кого КУИС считает опасными – прежде всего, для себя, для своего «куисовского» благополучия, тех, кто может помешать безнаказанно совершать преступления, красть и «маньячить».

Бондо — онкологический больной. Это подтверждено уже всеми, в том числе и теми, медиками, кто у КУИСа на «прикорме». Его болезнь стремительно развивается, анализы ухудшаются, и если сейчас не провести специальные обследования с использованием ПЭТ (позитронно-эмиссионная томография) – летальный исход неизбежен.

Близкие готовы оплачивать все эти исследования и лечение. Проблема – в субъективно жесткой и преступной позиции руководства КУИС, грубо нарушающего все имеющиеся правовые нормы – от международных стандартов, торжественно ратифицированных Казахстаном, до прав осужденных на здоровье и НЕОБХОДИМЫЙ объем медицинских услуг, закрепленных в УИК (Уголовно-исполнительный кодекс) РК.

По всей видимости – они прямо заинтересованы в том, чтобы осужденный Бондо Стуруа не вышел из «спецпродола» живым. Ничем иным не объяснить того, что:

— заключение двух онкологов, руководителя онкологического блока Дюйсенова, и Финько, обследовавших Бондо, и вынесших заключение о необходимости срочного обследования на ПЭТ, с последующим назначением лечения,- демонстративно и цинично игнорируется;

— в этапировании в Астану, для прохождения этого обследования (только там есть это оборудование), осужденному Бондо Стуруа отказано;

— осужденному Стуруа издевательски предложено «получить обследование и лечение» в пределах СКО, при том, что ему специалистами-онкологами предписано обследование ПЭТ, который в единственном экземпляре находится только в Астане;

— — вместо обследования и лечения осужденного, онкологического больного Стуруа избивают в «спецпродоле»;

 

Такому «преступно-бесстрашному» поведению руководства КУИС есть объяснение. Эту преступную позицию «крышует» главный «смотрящий за законностью» — Генеральная прокуратура РК, куда близкие осужденного Бондо Стуруа, имеющие доверенность на представление его интересов, обращались – безуспешно — уже четыре (!) раза. Всякий раз их обращения отсылались в КУИС, то есть, для «рассмотрения» теми, кто и совершает это длящееся преступление… Между тем, время Бонда Стуруа не идет, оно уходит…

 

Вот фамилии и должности тех, кто либо – будет подлежать уголовной ответственности за соучастия в группе лиц в сознательном убийстве осужденного путем отказа в предоставлении НЕОБХОДИМОЙ медицинской помощи, либо – откажется от очевидно преступного умысла и сопутствия ему, и предпримет меры, предписанные действующими правовыми нормами, обязательными к исполнению на территории Казахстана:

— Генеральный прокурор РК Г. Нурдаулетов;

— начальник 2-й службы Генпрокуратуры РК Н. Дюсенбаев;

— заместитель председателя КУИС МВД РК М.Аюбаев;

— заместитель председателя КУИС Е.Саламатов;

— начальник медотдела КУИС МВД РК;

— начальник медотдела ДУИС по СКО, КУИС РК;

— начальник медслужбы учреждения ЕС 164/1 ДУИС СКО;

— врач – онколог В.Белов.

Мы очень надеемся, что время, отпущенное осужденному Бондо Стуруа – еще не истекло, что он еще успеет получить весь объем медицинской помощи, на который имеет безусловное право. И на то, что в дальнейшем у нас не будет необходимости освещать подробности наказания перечисленных выше людей за их преступление. Время – оно ведь такое, оно навсегда, и спроса не снимает.

Наш телефон +380933969111, во всех соцсетях и мессенджерах. Если есть необходимость оперативно связаться с нами – используйте также «горячую кнопку» «WhatsApp», расположенную под фотографией, справа: одно нажатие – и мы с вами на связи; все, что вы хотите рассказать, отправить, о чем хотите посоветоваться… Будем знать – будем помогать.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.