Любой материал о медицине в учреждениях КУИС МВД РК – это всегда пересказ документальных ужасов «из Менгеле» (нацистский врач-садист, Освенцим), или «Исии Сиро» (японский аналог, «отряд 731»). Хотя, справедливости ради, можно предположить, что в СССР времен НКВД были и свои «специалисты», уже хотя бы потому, что концлагеря НКВД появились на десяток лет раньше, чем в нацистской Германии.

қазақша

Тем более – последователи сохранились лишь у нас, в КУИС, да и то – от «тех» у них присутствует лишь тяга к садизму, без какой-либо «научной основы», потому как – о какой медицинской науке в лагерях КУИС можно говорить, если медицинскими учреждениями в них руководят либо фельдшеры, как на ЛА 155/14 (сто третий, Заречный, Алматы),  либо вообще – осужденные педофилы, ЖД158/4 (Тараз).

Мы не раз обращались к этой теме (https://www.facebook.com/108893537462187/posts/259868752364664/?d=n), потому что наши познания – изнутри системы. Довелось.

В 2015 году я (авт. – Владимир Козлов) пробыл несколько дней в больничной палате учреждения ЛА 155/14. Рядом со мной находился человек с онкологией головного мозга. Опухоль. На тот момент – еще операбельная. Заболевание безусловно такое, с каким нужно отпускать на волю, уже потому, что лагерная медицина в таких случаях 100% бессильна, даже если бы кому-то здесь очень сильно хотелось бы помочь; чего в помине нет.

Для подобных случаев существуют специальные «медицинские» приказы МВД РК, в которых перечислены заболевания, при которых осужденного «актируют» и освобождают, для проведения необходимого лечения. Но приказы эти такие же «дубовые», как весь МВД… В случае с человеком, который находился рядом со мной в палате, среди десятков видов онкологических заболеваний, перечисленных в этом приказе, «его» заболевания – не было. И хотя всем, без исключения, медикам, и КУИС, и «вольным», к которым его вывозили (по требованию близких, за их счет), было очевидно, что это заболевание даже более опасное – он оставался в больничной лагерной палате. Годами.

Человек оказался «из стали». Он сам себя вытащил за волосы из лап смерти. Йога, голодание, какие-то травы, которые ему привозили близкие, обливание ледяной водой… А главное – вера в себя, в то, что сила его организма способна победить это зло… я писал ему рекомендации, для «медицинской апелляции», он боролся и с болезнью, и с системой… Когда я освобождался, он еще был там. Сейчас он в Европе.

В учреждении ЛА 155/14 подтвержден онкологический диагноз молодому осужденному Петру Беспалову (мы писали о его истории https://www.facebook.com/108893537462187/posts/246245450393661/?d=n) . Пока на ранней стадии. Для того, чтобы выжить, ему нужно покинуть это злобное место. А для того, чтобы у него это получилось, ему нужна наша помощь, наша поддержка, наши комментарии, наши перепосты, наше участие; КУИС – это тот пингвин, который вспоминает, что он птица, только когда летит от пинка под зад.

К слову – в этом же учреждении отбывают наказание политические заключенные Асет Абишев, и Кенжебек Абишев. В настоящее время, из-за того, что они прибегли к активной форме защиты своих прав, им обоим «светит» третья отрицательная степень поведения, с автоматическим определением их в СУС (строгие условия содержания), что означает – полная изоляция, и еще меньшие возможности для получения хотя бы минимальной медицинской помощи… Асет Абишев оказался в этом положении исключительно потому, что пытается помочь тем, кто рядом – советом, поддержкой… В том числе – Петру Беспалову.

Когда мы пишем о «лагерной медицине», мы пишем не о том, что думаем, а о том, что знаем. Знаем — и делимся, потому что хотим изменить к лучшему. С вашей помощью.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.