В декабре 2020 года, в учреждении ЛА 155/12 (девяносто девятый, Алматинская область, Заречное) при невыясненных обстоятельствах нашли повешенным осужденного Ушкына Рахматуллаева. Незадолго до этого начальник режимного отдела Серикбол Бахтияров провоцировал его на нарушение и конфликт, а затем закрыл в ДИЗО. Вечером осужденные слышали крики, а наутро Ушкына нашли в петле. Мертвым.

Были массовые возмущения осужденных, обращения в прокуратуру, но вместо расследования администрация, прикрывая своего «Серикбола», устроила карательные акции, с избиениями, вывозами в другие лагеря, и помещением в ДИЗО и СУС тех, кто возмущался (https://www.facebook.com/108893537462187/posts/215680606783479/?d=n).

Осужденного Максата Толебекова, который выступил в те дни с видеобращением, и потребовал расследования, вместо репрессий – закрыли на два месяца в ПКТ (помещение камерного типа, одиночка), на два месяца (https://www.facebook.com/108893537462187/posts/216385960046277/?d=n). Все это время его провоцировал на конфликт все тот же Серикбол Бахтияров, оказывая физическое и психологической давление.

В настоящее время Максат Толебеков переведен в СУС (строгие условия содержания), и на него, с подачи все того же Серикбола Бахтиярова, заведено уголовное дело по ст.428 УК РК, «неповиновение законным требованиям администрации…» — до трех лет лишения свободы, дополнительно к имеющемуся сроку наказания.

Это называется «раскрутка», и «раскрутить» Максата Толебекова, Серикбол Бахтияров, пообещал именно за то, что Максат не прекращает требовать расследования обстоятельств смерти Ушкына Рахматуллаева, к смерти которого Серикбол Бахтияров, несомненно, имеет прямое отношение.

Максат написал заявления и жалобы в Службу собственной безопасности ДУИС по Алматинской области, прокурору Алматинской области, в Генеральную прокуратуру. Он также обратился к начальнику полиции Капчагая, с ходатайством о замене следователя, потому что Сыдыков Аскар, ведущий следствие по ст.428, является земляком и другом Серикбола Бахтиярова, который и «заказал» «раскрутку» Максата Толебекова; каждый допрос превращается в непрерывную провокацию на конфликт, и обещания «дать срок», в любом случае.

Осужденный Максат Толебеков уверен, что его заявления и жалобы не вышли за пределы лагеря, и именно поэтому следователь Сыдыков, выполняя задание Серикбола Бахтиярова, так спешит: «раскрутка» подразумевает дополнительный срок с обязательным этапированием в другое учреждение; не будет в 99-м Максата, не будет и проблем. Обычная тактика КУИС, когда нужно срочно «заполировать» грязную и кровавую картину собственного преступления.

Нам также поступила информация о том, что начальник режимотдела Серикбол Бахтияров начал преследование еще одного осужденного, Сергея Кряжева, которого он специально для этого «выписал» из учреждения ЛА 155/8 (семьдесят первый, Заречное) (https://www.facebook.com/108893537462187/posts/267140638304142/?d=n).

Осужденный Кряжев «провинился» только тем, что хорошо знает свои права, и не соглашается с их нарушениями. Такое в КУИС приравнивается к «преступлению против устоев», и жестко преследуется. Близкие осужденного Кряжева сообщили, что незадолго до этапа он позвонил им с таксофона, и сказал, что передал жалобу на Бахтиярова, спецпрокурору Абдулдаеву, но… видимо, Абдулдаев тоже либо земляк, либо друг, потому что реакции на жалобу до сих пор нет, хотя сроки, отведенные законом для этого – вышли…

Прибывший недавно этапом на 99-й осужденный Андрей Приз – уже в СУСе. Прямо из карантина. И снова – Серикбол, режимник. Сразу по прибытию осужденного Приза привели в туалет, расположенный в здании администрации. Максимально загаженный самими сотрудниками. Поступил приказ – убирай, «…это 121-е работы, 2 часа в неделю бесплатно, обязан». Андрей отказался, и был прав: неоплачиваемые работы согласно 121-й статье УИК производятся согласно утвержденного графика, которого не было. Осужденные, находящиеся в карантинном бараке, к этим работам не привлекаются, на то он и карантин. Кроме того – туалеты в здании администрации, как и само здание, обслуживаются осужденными, получающими за это заработную плату. Убирать заставляли голыми руками, без перчаток, без средств защиты, без моющих средств… Грязная тряпка – и все. Это так и называется – «пихать тряпку». Отказался от этого унижающего достоинство, незаконного «наебура» – присвоение третьей отрицательной степени, «злостный нарушитель», СУС. Отсюда – уже прямая дорога к «злостному неповиновению», «раскрутке», дополнительному сроку. «Серикболы бахтияровы» ненавидят тех, кто не согласен становиться быдлом. КУИС – это «серикболы».

Осужденные Толебеков, Кряжев, Приз – это только сейчас, только те, о ком стало известно, только один лагерь, и только Серикбол Бахтияров. Стоит особо обратить внимание, что 99-й, ЛА 155/12 – это учреждение нового типа, с камерным содержанием. Здесь люди живут не в бараках, здесь все должно быть «по-новому». Однако…

Вспоминается старый анекдот. Уборщица в офисе смотрит, как сотрудники переставляют местами столы и шкафы, спрашивает: — зачем?  – Чтобы все по-новому, чтобы больше клиентов было, прибыль увеличить! – А моя бабушка рассказывала, что в их борделе, для увеличения прибыли, не кровати меняли, а бл*дей…

На наш взгляд, КУИС следует вывести из подчинения МВД РК уже потому, что КУИС по статусу, фактически, уже давно перерос МВД. Иначе ничем не объяснить многочисленные факты циничных преступлений его сотрудников, которые скрываются, покрываются, не расследуются. Серикбол Бахтияров – тому пример.

КУИСово позорище под охраной МВД.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.