Как мы и предполагали около года назад – стало трудно писать о том, что происходит в протестном сегменте гражданского общества Казахстана. Из основных причин можно назвать две, которые трудно ранжировать – какая из них главней, что первично. Наверное, и не стоит. Не особо это и важно.

қазақша

Одна причина возникает из последствий тотального превентивного полицейского давления на гражданских активистов, вышедших в первые ряды. Диктатура тут же обозвала их «экстремистами», и начала «парковать» просто по признаку явно выраженной протестности, и готовности к физическим, «уличным» проявлениям этой протестности. Задержания, аресты, суды – происходят с такой постоянностью, что фамилии гражданских активистов, попадающих под полицейские «молотки», сливаются в длинные списки, еженедельно публикуемые правозащитными структурами, в частности, Qaharman Kz .

Диктатуре, применяющей «валовый метод» превентивной зачистки протестного поля,  удалось навязать «обыденность» этому процессу. Диктатура расставила «флажки», регулирующие «температуру» протестного поля, и теперь на «горячем поле» — ДВК, Коше, и все им сочувствующие. Это самое жгучее место общества, на котором трудно удержаться, и на которое остальные участники протестного сегмента уже не стремятся попасть. Ведь пока есть те, кого превентивно сносят с «горячего поля», остальные могут умеренно-свободно дышать, продолжая при этом ощущать свой протестный потенциал.

В этом месте уместно упомянуть вторую причину – яростную разобщенность участников протестного сегмента общества. Сейчас здесь, как в середине «войны между Алой и Белой розами», уже никто не вспомнит, с чего все началось, кто первый сказал, обозвал, сделал, не сделал… Некоторые  участники событий сделали рокировку мировозрения, и, не снижая накала, с той же искренностью, «клеймят» вчерашних соратников. И все – живут неистовым процессом «разоблачения» друг друга, иногда отвлекаясь на того, кого – все – называют своим врагом. На диктатуру. Что ее вполне устраивает.

Эти две основные причины, совокупляясь, стремительно маргинализируют протестную часть гражданского общества. Ярлыки и эпитеты, которыми люди с одной стороны этой «баррикады» (!) швыряются друг в друга, становятся все более жесткими и примитивными, что приводит к дальнейшему ослаблению протестного потенциала, и люмпенизации участников; далеко не каждый здравомыслящий и адекватный человек, может произносить такое, не закусывая мылом…

Хотелось бы быть уверенными, что этот процесс имеет возможность «обратного хода». Нельзя не понимать того, что в этом сегменте гражданского общества физически нет ни одного участника, который бы мог, без содействия с другими, составить реальную и перспективную оппозицию диктатуре. Что любой раздрай – это ослабление, что только соучастный, совместный ресурс, может оказаться сильней ресурса диктатуры. Что все иное – это самообман и неумное упоение процессом, без всякой надежды на результат. Что все это уже слишком много раз было в истории, чтобы можно было видеть в этом какой-то «свой путь».

Протестные участники процесса декларируют необходимость построения правового государства, и при этом фактически отказывают друг другу в праве иметь собственное мнение. Критикуют диктатуру за преследование по признаку политического инакомыслия, и – проявляют яростную нетерпимость к иному мнению, выражая эту нетерпимость таким образом, что становится очевидным: если бы «одна из сторон одной стороны» сегодня пришла к власти, лагеря пополнились бы новыми политическими заключенными. И это были бы не только представители диктатуры…

Во всем, чего мы хотим добиться, есть основа. Это права человека и главенство Закона. Если у нас получится не забывать об этом, то мы сможем понять: с этой стороны должны быть все, кто против диктатуры. Это главное и единственное условие, которое должно объединять. Все остальные вопросы и проблемы – для тех, кто после победы над диктатурой придет в новый Парламент. Там они будут их обсуждать, там они будут драться за интересы своих избирателей, там будут приниматься и изменяться законы, которым должны будут следовать ВСЕ, без единого исключения.

Но до этого – еще далеко. Нужно остановиться, остыть, и двигаться дальше уже сообща. Нужно встречаться, общаться, спорить и решать. Нужно раздавать не ярлыки, а задания из совместных решений. Не оскорблять, а оценивать сделанное/не сделанное. Двигаться, а не барахтаться в общей свалке, на потеху диктатуре.

Права человека – наше общее. Это может быть нашим общим началом, ведущим к концу диктатуры. Если поймем, что других вариантов нет. Все остальное приведет к тому же «автомату калашникова», только в других руках.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.