Про то, что КУИС – преступная система тотальной круговой поруки, писали многие. Так и есть. Чем больше звезды на погонах – тем гуще кровь на сапогах. Уйти из этой системы можно лишь в самом начале. До того, как младших лейтенантов, с пахнущими типографией корочками «офицеров юстиции», «покрестят» кровью осужденных, уголовным преступлением, на плацу и под видеозапись. Видел сам (авт. – Владимир Козлов). Потом, как говорят и арестанты, и их «визави» — поздняк метаться. Будешь делать, что скажут, со временем – все чаще — получая от всего этого дерьма удовольствие… Твой «хвост», из ежедневных уголовных преступлений – лучшая гарантия твоей лояльности. Без вариантов.

Один из элементов этой «круговой системы» — так называемая «точковка» осужденных. Это и отметки в деле, и негласные сопроводительные записки, и личные рекомендации – как вывозить арестанта на этап, что с ним делать в этапе, как «принимать» с этапа. Одна из целей «точковки» — чтобы осужденный, «таранящий» за права в лагере, мешающий «нормально жить» администрации, в любом новом месте, куда его вывезут, «встречал и огребал» по полной программе.  Чтобы понимал, что против системы переть – себе дороже. Чтобы «осознал», «включил заднюю», «написал встречку» (отказ от требований). Чтобы заткнулся и погас.

В нашем материале от 19 января (https://www.facebook.com/108893537462187/posts/236205411397665/?d=n)  мы писали об осужденном Кариме Бабаеве, СИ 18, Алматинская область. Система мстит ему за то, что «таранит», добивается своих прав, за то, что от этого уже пострадали несколько сотрудников, осужденных за пытки. Система «принимает» его, «точкованного», с максимальной жестокостью – везде. НА СИ 18 ему было отказано в медицинской помощи «до последнего», до экстренной операции. Когда уже «вольные» медики не захотели, чтобы на них повесили очередной труп, привезенный в последнюю минуту из лагеря.

Система отступила, но не отстала. После тяжелой полостной операции Карима Бабаева срочно «зарядили на этап». Это – очередная пытка, потому что этап – это «бегом, твари, голову вниз, руки на затылке!!!», это пинки и палки под лай собак, рвущихся с поводка, это рыбные консервы с хлебом, в лучшем случае – с кипятком… Для человека с заштопанной дырой в животе, и гепатитом … если это не пытки, то пусть точно так будет с теми, кто дал такую команду.

Наш инсайдерский опыт дает возможность предположить, что может быть дальше. Если нет отдельной «точковки» на этап (не пускать в туалет, не давать кипятка, обыскивать несколько раз в день, грубить и провоцировать), то впереди «встреча», в карантинном бараке таразского лагеря: обыск с пристрастием, пинки, незаконные требования «взять тряпку», «подписать»… Учитывая, что Бабаев возвращается к начальнику лагеря Байжигитову, который штамповал ему взыскание за взысканием, да к новому зампоРОРу, которого неизвестно за что перевели с ЛА 155/8 – могут быть «особые пристрастия» в виде пыток и издевательств.

А если еще взять во внимание, что ДУИС по Жамбылской области сейчас возглавляет один из «вечных замов» председателя КУИС, Жанибеков, печально известный «Тениз», долгие годы специализирующийся на карательных операциях и оперских «постановах» — можно предположить, что расправа над Бабаевым может быть осуществлена руками других осужденных.

Обычно для этого лагерь предварительно «встряхивают и переворачивают», все ломают и изымают, и при этом опера во все стороны распространяют, что это все – «из-за Бабаева, они пишет, мутит, комиссия за комиссией…». Осужденные, «шагающие от администрации», накаляют обстановку «общением» за то, что человек «вредит общему», что его «нужно поправить»…

Хотя по укладу – это не так. «Вредить общему», тараня за свое – так не бывает. Если оно есть, это «общее», если им кто-то занимается, тогда есть кому регулировать ситуацию, отделяя «общее» от личного, в общении с администрацией. А если арестант вынужден «таранить» сам, без поддержки «общего» и тех, кто утверждает, что оно есть – значит, оно не «общее» уже, а так… «управляемая демократия» в границах лагеря. Кто был, тот знает – в лагере всегда хватает тех, кто «шагая от администрации», мутит и искажает уклад. Тех, кто, назвавшись «приделованным» и «стремящимся» — уходит на УДО.

Осужденному Бабаеву уже накрутили, как могли – за членовредительство (проглотил гвозди, спасаясь от пыток) объявили взыскание с несколькими месяцами ПКТ (одиночное заключение). По прибытию, скорее всего, его ждет СУС (строгие условия содержания), где — полная изоляция, идеальные условия для исполнения всего того, о чем «точканули» коллеги из стаи товарищей.

Лагерь – живой организм, и мы обязательно узнаем, что происходит с осужденным Каримом Бабаевым в таразском «двадцать шестом», с которым он до сих пор судится. Узнаем и сообщим.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.