Учреждение ЛА 155/14, «сто третий», Алматинская область, Заречное. Близкие осужденных, передавая нам информацию, употребляют словосочетания, услышанные ими в беседах с их родными: «труп на трупе».

Эти жуткие слова отражают состояние дел с медицинской помощью в КУИС. Полностью. Везде. Не так давно на «сто третьем» умер молодой осужденный, Б. Дутбаев. Он тоже месяцами слышал, вместо медпомощи, «нет денег на медикаменты», «некогда», завтра»… Когда стало совсем плохо – вывезли на скорой. Там и умер. Почти сразу.

Осужденный Петр Беспалов. Молодой парень. На горле – шишки, подозрение на онкологию. Осужденный Беспалов работает, на счету есть деньги. Он просит вывезти его на более полное обследование, готов заплатить. Бекжан Турлыбеков, вчерашний фельдшер, за год ставший младшим лейтенантом и главным в лагере по медицине, с самого начала не отказывает: «завтра… послезавтра…». Когда «завтра» стало слишком далеким «вчера», добавились новые «медицинские» термины: «…пойди оформи страховку… попроси кого нибудь… у нас нет реквизитов для оплаты…».

Предлагать больному осужденному, находящемуся в лагере, «пойти в ЦОН и оформить медицинскую страховку», найти реквизиты для оплаты — это уже куда?

Осужденный Беспалов обращался за помощью к зампоРОРу Улану Аргымбаеву, в и.о. зам по воспитательной работе Серику Арыстанову. Тоже не отказали, «разберитесь, посмотрите» — по телефону, прямо при нем. А потом все то же: «…завтра… нет реквизитов… сделай страховку…».

В учреждении ЛА 155/4 (Алматинская область, Шемолган) повесилась осужденная Татьяна Денисова. Ее успели снять, она не успела умереть. О чем сильно жалеет.

У Татьяны Денисовой рак. 4 стадия. Невыносимые боли. При отсутствии лечения, облегчения и вообще – сострадания, это вполне достаточная причина, чтобы решить все проблемы вот так, разом.

Плохо отапливаемый первый этаж санчасти, фактические отказы в медицинской помощи в лагере, постоянные «откладывания» вывоза на обследование на «вольную» больницу… по сути – администрация лагеря просто ждет ее смерти.

В этой санчасти есть и второй этаж. Хорошо обогреваемые палаты, с заботливым персоналом (те же люди, только вид сбоку). Там лежат вполне себе не смертельно больные люди. Осужденная Лейла Турсунова, к примеру, находится там только потому, что имеет хорошие отношения с одним из сотрудников службы собственной безопасности КУИС МВД РК.  Для лагерного счастья хватает.

Администрация, после неудачной попытки суицида Татьяны Денисовой, усиленно распространяет слухи о том, что причиной этого были какие-то неулаженные денежные долги; как будто человеку с 4 степенью онкологии, без какой либо медицинской помощи, при полном отсутствии сострадания, актуально лезть в петлю из-за того, что он кому-то должен. Если вообще – должен.

Это не первый случай в этом женском лагере, когда осужденные с онкологией умирали без медицинской помощи. Похоже на систему, на «режим содержания осужденных», каким  его видят в КУИС. После очередной смерти просто нагонят в лагерь «позитивных журналистов», которые расскажут о милейших сотрудниках, страдающих от объективных обстоятельств и недопонимающих осужденных, и – можно продолжать.

К слову – не так уж и давно начальником этого лагере был все тот же Ашов. Вообще – применительно к сотрудникам КУИС выражение «земля кормит» имеет свой, вполне оцифрованный, смысл. Их ведь не просто так тусуют, после пыток, издевательств, смертей осужденных – по ДУИСу и лагерям. Накосячил, засветился – в ДУИС. Отсиделся в тепле, но на одной зарплате – и снова «в поле», в лагерь – зарабатывать, и отстегивать, чтобы и наверху понимали, за что, в эквиваленте, они тебя каждый раз сохраняют.

Мы собираем, и перерабатываем, все больше информации о том, в чем бизнес непотопляемого тандема «Ашов – Писарев» (см. ). С деталями, событиями, фамилиями. Вкратце – у тандема – предположительно — есть крыша в виде «вечного зама» председателя КУИС, Аюбаева. Утверждают о наличии родственных связей Аюбаев – Ашов. Сама эта «пара гнедых» специализируется на «прессовании жировых», которых в лагерях Алматинской области – больше, чем где-то. Схема простая: фальсификация нарушений, взыскания, как препятствие к УДО, денежный эквивалент «обнуления ситуации». Есть фамилии «пострадавших», а также — осужденных, которые «приделованные по-красному», т.е. – выполняют поручения в рамках этого процесса. Собираем, проверяем. Опубликуем.

В учреждении ЛА 155/4, и в учреждении ЛА 155/14, без медицинской помощи и человеческого участия — Петр Беспалов и осужденная Татьяна Денисова. Им что – повеситься? Спишут, как матрасы?

КУИС – медицина «труп-на-трупе»… Диагноз.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.