Все чаще в публикациях гражданских активистов, участвующих в обсуждении на глобальную тему «Что делать?», звучит мысль «они нас боятся». И чем «превентивней», циничней и жестче диктатура перекрывает последние – уже – возможности и – вероятности, для проявления публичного и массового мирного протеста, тем чаще встречается эта оценка.

116 человек, только за последний месяц – задержано, арестовано, осуждено, ожидают суда в СИЗО – это от диктаторского страха; пнули под зад всю кампанию по наблюдению за выборами, перекрыли доступ к соцсетям, причем – с циничным разъяснением бесполезности судебного обжалования – тоже повод для гордости, вона как мы их перепугали… И так – по всем позициям.

Мы часто упоминаем некое «дно», предполагая – долетела ли диктатура до него, или еще нет, но – на самом деле мы, гражданское общество, летим вместе с диктатурой, и вместе с ней, с этим режимом – проламываем днище за днищем, придумывая все новые и новые оправдания своему гражданскому малодушию. «Вот как они нас боятся» — самый свежий и мультифункциональный  повод для гордости… с ним можно смело идти на пробивание новых и новых «днищ».

Может быть, пришло время признать, что это мы – боимся-? Что это мы, за редким исключением, в количестве нескольких сотен человек из 18 миллионов – элементарно трУсим? Что это мы, гражданское общество, в целом – та самая «подтанцовка» для нашего «тараканища», которое ему и «славу по нотам поют»,  и «бородами дорогу метут», в малодушном ожидании воробья, который прилетит, клюнет, и – все. Новая жизнь в формате «вот и нету великана»…

Так не будет. Так бывает в сказках, которые «ложь, но в них намёк…». Продолжительность жизни диктатуры обратно-пропорциональна уровню гражданского мужества протестующих против нее: Чем второго больше, тем первое – короче. И – наоборот. Два поколения мы уже прос… прожили. При этом диктаторе выросли наши дети и внуки. И – их дети и внуки, рожденные стать диктаторами. Только потому, что мы, своим малодушием, обрекаем своих детей на выбор: уезжать или …

Что делать? Начать с поддержки тех, кто впереди, и уже за это страдает. Поддержка: деньги на карточку, лайк, перепост, комментарий, общение с близкими, соседями, коллегами. Для начала пути. Там, на этом пути, вы встретите других, пообщаетесь, посоветуетесь. Дорогу осилит идущий. Только лишь.

Вот что мы имеем (из отчета правозащитных организаций, со страницы https://www.facebook.com/lyudmyla.kozlovska :

— с февраля по ноябрь 2020 года уже 5 смертей оппозиционеров, и факты указывают, что это политические убийства;

— увеличивается количество политзаключенных и политпреследуемых. В январе-феврале — 16 политзаключенных и более 50 уголовно преследуемых по политическим мотивам, сейчас — 28 политзаключенных и минимум 91 уголовно преследуемый по политическим мотивам;

— уголовные преследования по обвинению в «экстремизме» получили массовый характер: на данный момент минимум 116 человек подверглись уголовному преследованию по экстремистским обвинениям за поддержку ДВК и Коше;

— усилились статьи обвинения: раньше использовали ст. 405 УК (участие в экстремистской организации, максимальное наказание 6 лет тюрьмы), сейчас добавляют ст. 182 УК «создание/участие в экстремистской организации» — до 17 лет тюрьмы;

— политзаключенным, которые уже давно сидят, и по которым неоднократно была реакция ЕС и США, систематически отказывают в условно досрочном освобождении. В 2020 году в освобождении отказали Жумагулову, Кенжебеку Абишеву, Асету Абишеву. Макс Бокаев сидит, несмотря на решение Рабочей группы ООН по незаконным задержаниям о его немедленном освобождении;

— новый закон о мирных собраниях существенно ухудшил ситуацию (аргументы приведены в отчете);

— преследования правозащитных активистов приобрело массовый характер. Более 15 молодых правозащитников подвергаются уголовному преследованию или давлению спецслужб. Правозащитники Дарын #Хасенов и Нургуль #Калуова, со-авторы этого отчета, находятся в СИЗО. В заложниках у #КНБ и мужа Едила #Бигазин находится Aizhan Ismakova, основательница правозащитного движения Femina Virtute и соавтор этого отчета;

Кстати: политзаключенный Асет Абишев подал очередное ходатайство на УДО. Он реалист, и не думает, что его освободят. У Асета есть возможность в очередной раз показать, на деле – что такое наше правосудие, и он рассчитывает на поддержку правозащитников в освещении этого судебного процесса.

Вот такие у нас дела, а вот так мы к этому относимся, буквально – сказочно… Страшно? Страшно. Что делать? Презирать свой страх — в себе. Презирать до тех пор, пока презрение страха не станет сильней его.

 

Корней Чуковский. «Тараканище»

 

Как то так…

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.