Территория хронического тупизма, правового беспредела, и тотальной безнаказанности со стороны надзирающей прокуратуры и судов. Заповедник и концентратор полицейской мерзости, присущей всей казахстанской «правоохранительной» системе. Узнали? Да, это КУИС.

Учреждение 155/8, тот самый «семьдесят первый лагерь», который с прошлого года не уходит с тревожных страниц социальных сетей, в котором уже два раза сменилось руководство, остается главным «ньюсмейкером» в части происшествий, у которых беспределят именно главные руководители учреждения, полканы с подполканами, на которых уже и клеймо ставить некуда – а вот поди-ж ты…

Несколько дней назад в барак СУС (строгие условия содержания) был переведен осужденный Ержан Анапьяев. Это один из тех, кто видел, как начальник учреждения Ашов, вместе с зампоРОРом Писаревым, после отбоя, избивали осужденного Гусейнова, за то, что тот спал в верхней одежде.  К слову – без верхней одежды спать в бараках «семьдесят первого» невозможно, потому что отопление отсутствует.

Осужденный Анапьяев написал по этому поводу жалобу надзирающему прокурору, но спецотдел не сообщил ему исходящий номер, что означает – жалоба, скорее всего, не ушла за лагерный забор, и надзирающий прокурор может и дальше делать вид, что он «не при делах».

Наблудившие от безнаказанности «хозяин» и «кум» крепенько «засветились», даже по меркам КУИС, и, по всей видимости, перед ними стоит простой выбор: либо принудить Гусейнова к «встречке», то есть – к встречному заявлению о том, что его никто не бил, и он сам «упал с лестницы/ударился о шконку/ поскользнулся тринадцать раз на банановой кожуре, либо – валить скачками, срочно, далеко и надолго.

Судя по срочно организованной – беспрецедентной – встречи мамы Гусейнова с сыном на территории лагеря, во время карантина, его решили «намазать», т.е. много пообещать, и сразу немного сделать, чтобы он «остановился». Скорее всего – получилось, потому что мама осужденного Гусейнова утверждает, что «у него все хорошо», и «не надо больше писать». К слову – одна из главных неприятных сложностей для правозащитников – это вот такие ситуации, когда осужденные бьют в колокола «помогите!!!», а потом «мажутся», «спрыгивают», и даже начинают «шагать от администрации», писать под диктовку жалобу на правозащитников, пришедших им на помощь…

В сухом остатке: осужденный Гусейнов, которого били, «поймал тишину», начальник учреждения Ашов срочно отбыл в отпуск, а осужденный Анапьяев, ставший свидетелем избиения Гусейнова, и поддержавший его требование о расследовании этого преступления — произведен в «злостные нарушители», и изолирован в СУС.

Хорошее дело КУИСом не назовут…

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.