Не так давно уполномоченный по правам человека (омбудсмен) госпожа Азимова посетила с официальным визитом несколько «учреждений закрытого типа» — лагерей.

қазақша

Нужно отметить, что Уголовно-исполнительный кодекс (УИК), основной нормативный акт, регулирующий жизнь арестованных и осужденных, дает омбудсмену исключительное право, которым наделены только президент, министр МВД, генпрокурор, и депутаты Мажилиса – посещать подобные заведения без согласования, и даже — без предупреждения. Без фанфар и ковровых дорожек, без шухера и паники, без того, чтобы дать администрации «зачистить» ситуацию, и показать не то, что есть на самом деле. Но – ни один из перечисленных субъектов этого исключительного права ни разу в истории им не воспользовался. Ни разу! Омбудсмен, который «при президенте», с любой фамилией — тоже.

Естественно, этому есть причина, и она проста: любой подобный «не подготовленный» визит взорвет ситуацию так, что всем вокруг будет понятно: в лагерях и тюрьмах творится такое, о чем мы знаем лишь чуть-чуть, лишь доли процента, лишь то, что пробивает себе дорогу кровью и жизнью, чтобы дойти до наших глаз и ушей…Для того, чтобы это пришло к нам, нужны правозащитники, которым осужденные доверяют, и которые готовы, как и они – страдать, донося и доказывая правду.

Елена Семенова – одна из немногих, кому доверяют, потому что она – делает. Иски лагерей, к ней, «по защите чести и достоинства» – это ее ордена, показатели качества ее правозащитной деятельности, отсроченное признание заслуг перед людьми и обществом. Ниже – то, что ей написали осужденные ЕЦ 166/4 о том, что происходило за несколько дней до визита омбудсмена Азимовой, и  — после… выдержки:

«…за три дня до приезда комиссии было все выкрашено и побелено. За один день до приезда комиссии с отряда №1 все осужденные были переведены в отряд № 2, а в отряд №1 заселили работников бытовых услуг (так называемые «пользу приносящие», т.е. парикмахеры, повара, банщики… -авт. – Владимир Козлов)… не более 40 осужденных, для показа просторности и соблюдения квадратуры… в отряде № 2 — около 80 осужденных… уполномоченного повели в специально приготовленный отряд… После того как навстречу ей выбежал с пожарного входа осужденный Шакенов Е., Азимова Э., посетила второй отряд и пообещала принять всех желающих, но фамилии не записала. После ухода Азимовой Э., к ней на прием привели подставных лиц из числа помощников администрации. Осужденных, которые хотели попасть на прием, не пускали, на каждом локальном участке стояли сотрудники учреждения и препятствовали выходу к Азимовой Э., а осужденного Шакенова Е., закрыли в изолятор…. Осужденному Антонову А., удалось прорваться, но к нему зам. порор применил физическую силу… осужденный Бахтыбаев Е. не смог попасть на прием, отдал жалобы прокурору, и был закрыт в изолятор, поскольку у него неожиданно оказались запрещенные предметы… Осужденного Тамонова В., написавшего жалобу на сотрудников учреждения, вызвал к себе начальник отряда, а затем завхоз,  и угрожали ему расправой… Осужденный Глазков (рост около 1м50 см, вес около 50-55 кг) который хотел выйти к Азимовой Э., 23.09.2020 года подвергся избиению со стороны осужденного завхоза Е.Д. (рост около 1м 80см и вес около 90 кг), который избил его в присутствие администрации учреждения. В результате — сотрясение головного мозга, разрыв мочки уха, ухудшение сердечно сосудистого заболевания. Через два дня после избиения Глазкова осужденный завхоз получил поощрение…»…

 

«…На кроватях вместо сеток наварено железо с расстоянием 10-15 см, и матрас проваливается… робу, которую выдали больше года назад, нельзя постирать, потому что нет сменной…  цены в магазине заоблачные… Камеры видеонаблюдения записывают только то, что выгодно сотрудникам, в остальных случаях камеры обычно «не работают»… Сотрудники своими руками перестали избивать, сейчас они все делают руками активистов-осужденных, из числа ДОО (ДПА – добровольные помощники администрации).. они пользуются привилегиями и покровительством администрации…Есть активист- педофил, про которого был репортаж по телевидению, как этот взрослый дядя вел ребенка в заброшенный дом… преступление предотвратили люди, и ребенок чудом не пострадал, а «ЭТОТ» сейчас живет на зоне лучше, чем большинство осужденных, и указывает, кому что делать…»…

Судя по всему, омбудсмен Азимова встречалась именно с такими вот активистами… и не возражала… Тот же лагерь, после приезда омбудсмена:

— 24 ноября в этом же лагере осужденный выбежал на запретку, был открыт предупредительный огонь. Выбежать на «огневую» — это умышленное самоубийство, потому что на этой красивой, «в рубчик», полосе, за колючей проволокой, часовой имеет полное право открывать огонь на поражение…

— Осужденный Тамонов В., сообщил, что после посещения Азимовой Э., им была направлена жалоба на ее имя. Он получил ответ что его жалоба перенаправлена в генеральную прокуратуру, а на следующий день его со столовой насильно утащили оперативники затащили в кабинет и стали угрожать (заведем войска, найдем, изобьем и т.д). Прокурор пообещал ему обеспечение безопасности, и уехал. Никто ничего не обеспечил, и не собирался…

Перед подобными визитами подобных «правозащитников» наш (авт. – Владимир Козлов) начальник лагеря (ЛА 155/14), полковник юстиции Идилов, выстраивал весь лагерь на плацу, и громогласно орал (простите за натурализм, из этих «песен» слов не выкинешь): «…котакпастар! Не забывайте – эти мудаки приедут и уедут, а вы – и мы – останемся!». Знал, что говорил: полковниками в этой системе становятся только те, кто по пояс в крови…

А омбудсменами «при президенте» — те, кто всего этого «не видит».

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.