Как только за заборы КУИС приходит внимание, как только тема преступлений сотрудников в отношении прав осужденных становится более публичной и обсуждаемой, как только руководство лагерей начинает двигать подгоревшими частями тела – осужденные получают еще одну порцию надежды…  Поток информации о том, что происходит в местах, где «всегда все хорошо», а если плохо, то осужденные «сами виноваты» — ширится.

қазақша

Люди, которые «таранят» в лагерях за свои права, подвергаются сильнейшему давлению сотрудников КУИС. Их увозят в другие лагеря, пытаясь оторвать от правозащитников и адвокатов, бьют, калечат… Причем, вместе с таким человеком, в папке с его личным делом, самым первым листком, не указанным в реестре, идет специальная сопроводительная, в которой указано, с какой степенью жестокости его нужно «принимать», и – содержать. И все сотрудники КУИС следуют этим незаконным предписаниям, потому что все они – преступники, и «круговая порука» — основное правило жизни тех полицейских, кто носит звания юстиции.

Если повезет, «таранящий» осужденный, по заявлению которого расследуется уголовное дело в отношении сотрудников КУИС, попадает «в безопаску», т.е. – в отдельную одиночную камеру, где должны быть и видеофиксация посетителей, и иные условия, обеспечивающие его личную безопасность. На самом деле все далеко не так, как должно быть, и удивляться тут нечему – все под одной крышей, и правая полицейская рука моет левую…

Осужденный Бахтияр Юлдашев находится «на безопаске», в учреждении ЛА 155/8, семьдесят первый лагерь, Заречное, Алматинская область,  очень давно. Но в последнее время  ему, а заодно и другим обитателям «безопаски», целенаправленно создают невыносимые условия существования, пытаясь склонить к отказу от своих требований. Их лишили матрасов, не выдают и в ночное время, не выводят в санчасть по болезни, а их заявления и жалобы на незаконные действия сотрудников никуда из спецчасти лагеря — «не выходят».

Находящиеся в санчасти учреждения осужденные не получают даже минимально необходимой медицинской помощи, хотя есть случаи костного загноения, и другие тяжкие ситуации, по которым необходима оперативная медицинская помощь. Попытки больных осужденных «таранить» за свои права на здоровье, прописанные в УИК, жестко пресекаются администрацией начальника лагеря Ашова; не так давно тяжело больной осужденный по имени Турлен был за это «забурен», то есть – объявлен злостным нарушителем и помещен в СУС (строгие условия содержания); в условиях полной изоляции добиваться своего права на здоровья почти невозможно…

Судя по тому, что рассказывают о «семьдесят первом» близкие осужденных, ситуация там, с приходом Ашова, лучше, с точки зрения соблюдения прав осужденных, не становится. По прежнему неизвестно, что происходит с осужденными Агали Гусейновым https://www.facebook.com/108893537462187/posts/190478559303684/?d=n, Михаилом Сучковым https://www.youtube.com/watch?v=kP-at6Hr7bk, и Дмитрием Артюшенко https://www.youtube.com/watch?v=-A-NhuCUl-o&feature=youtu.be, которые ожидают помощи и правозащитной поддержки.

Но, вместо наведения порядка в этой части своей работы, начальник лагеря Ашов рыщет в поисках утечек информации, и пытается «заткнуть» тех, кто не молчит. Совсем недавно в лагере вновь запретили длительные свидания для близких; в то же время десятки сотрудников, без масок, ежедневно заходят и выходят за забор, без каких либо ограничений…

Осужденные не просят, чтобы им было легче. Они требуют, чтобы было так, как должно быть. Их надежда – мы, наша возможность сделать тайное – гласным.

Нам не сложно, а им – очень важно.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.