Близкие осужденных «семьдесят первого лагеря» (учреждение 155,8, Заречный, Алматинской области), рассказывая об «обыскных мероприятиях», проведенных 21 октября, упоминали о неких правозащитниках, которые присутствовали на этом «общелагерном шмоне».

қазақша

Участие правозащитников в таких мероприятиях  — дело нужное. Но если говорить о результате этого присутствия, то это всегда напрямую зависит от того, кто именно из правозащитников присутствовал. И к сожалению – в большинстве случаев, именно в таких ситуациях, присутствуют те, кто никак не может быть правозащитником для осужденных, кто, по сути своей, на стороне КУИС. Кто присутствием и отчетами лишь легитимизирует зло, царящее за этими заборами.

Имея возможность наблюдать ситуацию сначала с этой стороны заборов, потом – почти пять лет – с той, изнутри, а сейчас – издалека (авт. – Владимир Козлов), есть реальные основания утверждать, что правозащита в Казахстане имеет признаки стагнации.

Известные и проверенно-порядочные участники правозащитной деятельности не снижают активности. Они продолжают добиваться изменений в законодательной базе, регулирующей права осужденных, и правозащитную деятельность в этой сфере. Недавнее общение по узкоприкладным вопросам показало, что все изъяны в этой сфере замечены, отмечены, и намечены для изменений. Речь о другом.

В последние годы со стороны диктатуры идет непрерывное давление на правозащиту и правозащитников. Причем – давление это проявляется и в игнорировании очевидных и несложных законодательных реформ, и в направлении свертывания того, что было достигнуто годами упорного правозащитного труда – ранее. Конкретные примеры:

Национальный превентивный механизм (НПМ) по предотвращению пыток. Согласно Уголовно-исполнительного кодекса (УИК), основного нормативного акта, регламентирующего все вопросы содержания граждан в местах лишения свободы (МЛС), НПМ обладает точно такими же правами, в части посещений (МЛС),как президент страны, т.е. – участники НПМ имеют право посещений без уведомления, без разрешения. На практике – они должны получить разрешение на это у омбудсмена, который «при президенте». И ждут они этого разрешения до тех пор, пока администрация МЛС не «зачистит» ситуацию…

С некоторых пор список мест, для посещений НПМ, значительно увеличили, включив в него детдома и иные аналогичные учреждения. Дело нужное, бесспорно. Но – при этом общее количество запланированных посещений в год, увеличено не было. В результате – теперь участники НПМ могут планово посетить каждое МЛС, лишь один раз в год. Не чаще. При этом – они обязаны иметь при себе справку-тест на коронавирус, которая действительна лишь 5 суток. Оплата этой справки участникам НПМ, не получающим зарплаты, не компенсируется, т.е. – почти 10.000 тг нужно оплатить из своего кармана, причем – на каждое посещение…

Есть и другое. В правозащитную среду целенаправленно внедряются люди, умышленно дискредитирующие смысл этой деятельности среди осужденных. Когда осужденные видят в числе правозащитников тех, кто еще вчера унижал, избивал, пытал, кто по пояс в крови и грязи… теряется самое главное для правозащитной деятельности в МЛС – доверие.

Руководитель НПМ по Алматинской области Игорь Мирошниченко – бывший начальник лагеря строгого режима в Костанайской области. Трудно себе представить, сколько жизней осужденных он растоптал за свой «карьерный рост»…

Константин Гудаускас, еще один «правозащитник» — бывший осужденный, был завхозом барака, ярый «активист», пособник администрации… Создал «Коалицию по вопросам защиты прав осужденных», обманывал близких осужденных, присваивал их деньги, в обмен на обещания «помочь»… в настоящее время скрылся из РК…

Ардак Жанабилова. Бывшая осужденная, по имеющейся информации, тоже – завхоз. Руководитель ОНК (общественная наблюдательная комиссия) по Алматинской области. Приезжает в лагеря, общается с осужденными, потом пишет отчеты, на которые КУИС ссылается в своих ответах в стиле «факты не подтвердились»; лично мне осужденные сообщали о том, что в приватных беседах Ардак запугивала авторов жалоб на сотрудников лагеря.

На «обыскных мероприятиях» 21 октября, в учр.155/8, в числе неопознанных правозащитников (скорее всего – ОНК), был замечен бывший «хозяин» этого лагеря, Рустам Калиакпаров. Тот самый, который много лет, в разных лагерях, унижал, пытал, истязал, унижал. Тот самый, который совсем недавно «загнал в гарем» осужденного, записавшего видео о преступлениях администрации этого лагеря, и передавшего это видео «за забор»… Его за эти видео сняли… Садист в погонах – правозащитник. Худшей дискриминации правозащитной деятельности сложно себе представить…

Между тем, в самом учреждении 155/8, «семьдесят первом строгом», сейчас «вертяки»: зам по РОР, опера, режимники, вместе с начальником лагеря, каждый день «переворачивают» бараки, в поисках «связи», и тех, кто «сливает» информацию об их преступлениях.

Осужденного Михаила Сучкова, который записал и сумел переправить «за забор» видео об издевательствах над собой, назвал пофамильно тех, кто не снимая погон, совершает уголовные преступления – сначала закрыли в ДИЗО, затем срочно признали его «злостным нарушителем» и поместили в СУС (барак строгого режима). Сейчас, по имеющейся информации, его уже из СУСа – снова бросили в изолятор. Очень похоже на то, что его «мотают», т.е. – сочиняют ему одно нарушение за другим, объявляют взыскание за взысканием. Цель таких действий администрации – создать повод для обращения в суд, и «замотать» — «раскрутить» осужденного на дополнительный срок лишения свободы за «злостное неповиновение», и вывезти, в еще более жуткие условия. Когда к такому готовили меня (авт. – Владимир Козлов), я за несколько дней «поймал» выговор, СУС, и ДИЗО, уже из СУСа. Тут не креативят, тут традиции.

Не называйте эти места «колониями» или «учреждениями». Эти места задумывались, как концлагеря: ГУЛАГ, КАРЛАГ, АЛЖИР… Лагерями они и остались, сохранив в неприкосновенности главное: лютую ненависть к человеку и его достоинству.

Правозащитник из КУИС – ни разу не смешно. Бывших садистов  — не бывает. Они все перепачканы десятилетиями непрерывных преступлений, за каждым – «хвост до Магадана», за который всегда можно дернуть;  они это понимают.

Это серьезная проблема, уничтожающая доверие к реальным правозащитникам. Такого нельзя допускать.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.