Главное достижение казахской постсовковой диктатуры — консервация «совковости» общественного сознания.

На самой «заре независимости», когда провозгласили капитализм и частную собственность, когда была разрушена монополия государства на информацию, когда появились частные, независимые СМИ, у общества еще была возможность пойти по новому пути, но… Эйфория происходящего затупила общественное сознание, и оно не возражало, когда, всего за несколько лет, все было превращено в безнравственный совковый капитализм.

Для понимания того, насколько мы «те же самые совки», мы используем фрагменты из секретного доклада Кристофера Маллаби, Директора Департамента по Восточной Европе Министерства иностранных дел Великобритании…  от 5 февраля 1980 года. Оппозиции в то время «уже-еще» не было, ее роль выполняли интеллигенты-диссиденты; просто замените это слово, в докладе,  на «оппозиция», и вот как узнаваемо и актуально это будет выглядеть…  к сожалению. Из доклада:

«… Диссидентство в Советском Союзе имеет сегодня две ключевые черты. Первое — маловероятно, что движение будет уничтожено… Второе — не предвидится, что оно будет представлять из себя угрозу для режима… тоталитарные режимы стремятся к тотальной власти и видят в несогласных своего рода удар по престижу страны…  причина, по которой диссидентство было успешным при царях, но не при коммунистах, заключается в численности и безжалостности силовых служб. Охранка была жалким подобием КГБ… Насильственное переселение Сахарова сильно ослабило диссидентское движение. Никто равный ему в ближайшем будущем появиться не может. На более низком уровне недавно вступившие в движение люди будут, вероятно, начинать работать вместо тех, кого арестовывают и изгоняют из страны. Цель власти на данный момент состоит в том, чтобы ограничить распространение диссидентского движения, расколоть его, подвергнуть его травле и изолировать от населения. Режим, по сообщениям нашего посла, сумел достичь всех этих целей, в чём ему помогли умонастроения, царящие среди населения. Среднестатистический гражданин СССР относится с малой долей сочувствия к политическому или интеллектуальному инакомыслию. Он интересуется своим уровнем жизни и считает, что деятельность диссидентов — будь то интеллигентов или рабочих — не имеет отношения к его благосостоянию и считает их паразитами, живущими за счёт общества…»…

Февраль 1980 года. Сорок (!) лет назад. Без сомнения, сегодняшние подобные доклады, о положении дел в современном Казахстане, ничем кардинальным не отличаются. Мы все те же. И все там же.

Наши диктатуры и диктаторы создают свои союзы, обучают своих псов по одним методикам, укрупняют свои совместные активы и ресурсы, объединяются — для дальнейшего порабощения нас и наших потомков. А мы? Нас разделили на «экстремистов» и «конструктивных», поощряют и провоцируют наше разобщение- мы и разобщаемся, с яростью и ощущением собственной исключительности. Мы, как клоуны в их цирке, метелим друг друга, и не видим, как они там, в ложе, забавляются всем этим, под ананасы, рябчиков, шампанское и попкорн.

«…КГБ способно сдерживать недовольство в основном потому, что диссидентское движение носит раздробленный характер…» — из того же доклада, 40 лет назад.

Источник: The Invasion of Afghanistan and UK-Soviet Relations, 1979-1982 in the Documents on British Policy Overseas, Series III, Volume VIII. (Whitehall History Publishing, 2012)

 

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.