«…Сотрудники учреждения ЖД 158/4 (Тараз) сделали осужденному Макарову замечание за то, что он «небрит», а  затем избили его…». Это из материалов суда над правозащитницей Еленой Семеновой. Из шестого по счету иска КУИС против нее. Помните? «…ищут пожарные, ищет милиция…» Тут еще суды подключились, ищут поруганную Еленой честь КУИСа, а она, как конфуцийский черный кот, вроде как «должон быть», но никак не находится.

Для сведения: бритвенные станки КУИС МВД РК осужденным НЕ ВЫДАЕТ! Их нет в «нормах довольствия», во всяком случае – не было никогда, вплоть до последнего времени. Не выдают – но «бритость» требуют каждый день. При том, что бритвенный станок — индивидуальное средство гигиены. При том, что осужденные, не получающие передач, и не имеющие работы, не имеют возможности их иметь. При том, что просить у других осужденных не только неправильно с точки зрения субкультурных «понятий», потому что «не верь, не бойся, не проси», но и прямо запрещено нормами Уголовно-исполнительного кодекса. Это «дежурное взыскание», провокация… осужденный высказал возмущение, за которое и был избит.

Фото, видео, свидетельские показания, немыслимыми путями сделанные и доставленные «за забор», доказывают: Макаров избит, была попытка суицида, осужденные в знак протеста прибивали себя к лавочке, залазили на столбы освещения, пришлось вызывать скорую, писать спецрапорт… Администрация лагеря соглашается – все было, кроме избиения, что означает – осужденные без причины нарушали режим. Ага, разве сотрудники будут врать… Слово зэка против слова офицера полиции – всегда — работает только в одну сторону. Непонятно – зачем вообще суды проводить по таким делам, с таким-то подходом. Вернулись бы уже к «тройкам», все равно НКВД и КАЗЛАГ, традиции сохранены и приумножены.

Елена Семенова обладает доверием осужденных, и ретранслирует их сообщения, в виде фото и видеосвидетельств. КУИС требует от суда «установить, что все это недействительно», суд «устанавливает»: недействительно.

Из «недействительного», о котором осужденные сообщили Елене только в последние дни:

— 07.09.2020 года, в учреждении сотрудником был избит осужденный Зулкашев А.Н.;

— Осужденный Иванов К… ранее было возбуждено дело по его заявлению о коррупции (вымогательство денег), расследования нет;

— Учреждение ИЧ-167\3 г. Шымкент: жалоба от осужденного-инвалида Тилеубаева А.А., ему нужна медицинская помощь, но получить он её не может.. во время проведения обысковых мероприятий изъяли личные вещи, купленные его родственниками и переданные законным путем…

— Учреждение УК-161\2, осужденный Шалимов… дозвонился с третьего раза, забирали телефон… продолжает голодовку с 6 августа… у него уже кончаются силы.

— Учреждение ЕЦ-166\11 позвонил осужденный Оздоев К., но сотрудник не дал ему говорить, грубо прервал звонок…

 

А на «сто третьем» лагере (ЛА 155/14, Алматинская область), после возобновления уголовного дела по «весенним массовым пыткам 2019» (https://www.facebook.com/108893537462187/posts/169689564715917/?extid=zdVgf8biE0AZ4D1l&d=n), возбудились те, кто пытал:

— Роман Аимбетов – на днях, после ДИЗО, поместили в СУС. В октябре у него заканчивается срок наказания, и перевод, перед «звонком», в строгие условия содержания означает, что будет еще один суд, и, как минимум, надзор, после освобождения. Ему требуется медицинская помощь, но ее не оказывают;

— Мирас Амирханов – из СУСа по неизвестным основаниям вывезен Жезказган;

— Асылбек Молдакасимов – аналогично, без повода, вывезен в Жезказган;

— Данияр Тагаев – закрыли в СУС за бритвенный станок в сумке; «докрутили» в суде, перед освобождением, на надзор…

В отношении политического заключенного Асета Абишева, который был инициатором подачи заявления на «пыточников», осуществляется практически непрерывная череда провокаций:

— 5 марта, во время обыска, у него пропали личные вещи; обратился с заявлением о краже, совершенной сотрудниками учреждения;

— 6 апреля написал на УДО, уже седьмого – провокация и ДИЗО;

— в августе подошел срок очередной возможности для УДО – администрация не уведомила в установленном порядке, что необходимо для подачи документов в суд;

— 8 сентября состоялся суд, без уведомления адвоката, на котором Асету отказали в продлении сроков обжалования взыскания (ДИЗО), срок был пропущен потому, что администрация не выдавала постановление о взыскании;

— 9 сентября: странная попытка забора крови из вены, прямо в СУСе, без пояснения причин; возможно – с целью «обнаружить» в крови политзаключенного наркотики; подменить пробу на кровь осужденного – наркомана в лагере вообще не вопрос… Асета Абишева не выводят в санчасть, участились внезапные обыски, что-то ищут, роют…

В довершение этой эпопеи состоялся визит в лагерь, в СУС,  руководителя НПМ (национальный превентивный механизм) Игоря Мирошниченко. Того самого «правозащитника», который всю жизнь служил в КУИС, и ушел на пенсию с должности «хозяина четверки», Костанайского лагеря строгого режима. В этот раз он пришел, чтобы похвалить «ремонт» в СУСе, и отметить «улучшение условий содержания». Помнится, его приход ко мне в ДИЗО, в 2015 году (авт.- Владимир Козлов), оформился в справку о чудесных качествах администрации, и о том, что «я сам во всем виноват». Бывших палачей не бывает.

Асет Абишев от общения с ним отказался, указав на его репутацию, и отсутствие смысла. Смысла, действительно, в общении с таким «правозащитником», нет: его отчеты никогда не отражают реалий с правами осужденных. Так, «грязные скатерти» на столах в столовой, и «отсутствие мыла в умывальнике»…

А вот еще, из самого «свежего». Группе осужденных учреждения ЗК 169/5, Кызылорда, удалось отправить письмо о невыносимых условиях содержания в администрацию президента, минуя спецотдел. Показательно реагирование начальника областного ДУИС Ескендиева: кроме традиционного перечисления статей, по которым отбывают наказание осужденные, написавшие письмо, он пишет, в интервью газете «Халык», что они «не хотят подчиняться правилам учреждения»; вряд ли осужденные жаловались на плохие правила, всегда дело в том, что вместо правил в лагерях – беспредел.

Особого внимания заслуживает пассаж кызылординского «хозяина» относительно разрекламированного КУИСом «новшества», подачи жалоб осужденными «в режиме он-лайн», прямо в Генпрокуратуру: организуете свободный доступ осужденных к компьютеру и интернету? Или усилите пресс недовольных, чтобы и желания такого ни у кого не появилось? Риторический вопрос, можно не отвечать.

КУИС – царство мрака. КУИС – клеймо на репутации всех, кто там.

Однозначно – под снос. Без вариантов.

 

 

 

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.