Распространенное в сети сообщение о том, что из себя представлял очередной «суд» по иску КУИС к правозащитнице Елене Семеновой, привело к решению более подробно остановиться на природе этого явления.

Казахстанский суд – это в принципе самостоятельный оксюморон, потому как в этом словосочетании нет смысла. Если иметь в виду изначальное значение слова «суд» — со смыслом все в порядке, это то место, где царит Закон и частенько бывает Справедливость. Как только прибавляем слово «казахстанский» — смысл уходит в аналогию со «вкусным дерьмом», и где-то там, в этой вонючей дали, исчезает.

Так вот – что касается такого действа, как суд по делам КУИС, тут этим «оксюмороном» разит уже на дальних подступах, потому как если всю власть Казахстана назвать «жопой», то КУИС – это то самое место, в этом месте, откуда ничего хорошего не жди…

Все дело в структуре этой «триады»: «хозяин» (начальник лагеря) + спецпрокурор + судья. Организованная преступная группа (ОПГ). Основа существования – деньги, очень даже немалые, по бОльшей части – от осужденных, желающих пораньше покинуть место лишение свободы. Суммы: от 20 тысяч долларов, и выше, в зависимости от срока, «жирности» осужденного, суммы ущерба/украденного, и других факторов.  Признак ОПГ – обозначенная иерархия и распределение обязанностей.

«Хозяин»: начальный адресат денежных средств. Все знают, что договариваться нужно с ним, и нести ему. Он знает, кому и сколько дальше. Спецпрокурор: инстанция, которую в суде не обойти, его мнение судья не игнорирует.  Потому что есть еще один спецпрокурор, вышестоящий, который внесет протест, если его подчиненный будет против освобождения, или не донесет ему его доли. Бывали случаи, когда жадность спецпрокурора именно так срабатывала, и осужденный оставался в лагере еще на полгода (до следующей «форточки»), а в это время «хозяин» учинял разборки и исправлял положение. Судья: верхняя часть триады. Принимает решение.

Это преступное сообщество сугубо территориальное. В своих ведомственных «вертикалях» они лишь «отмечаются» перед вышестоящими, чтобы те не препятствовали нормальному течению бизнеса. Те, за редкими, аномальными, случаями – так себя и ведут. Зачем иначе, если «всем хорошо».

Но у этого ОПГ есть и иные взаимные «обязанности», которые как раз и определяют то, что происходит на судах «КУИС против правозащитников/осужденных». «Хозяин» обязан минимизировать поток жалоб от осужденных в сторону спецпрокурора и суда. Именно поэтому из тюрем и лагерей «выталкивается» лишь одна жалоба из десятков, если не сотен. Обусловлено это тем, что спецпрокурор, получив жалобу, обязан провести проверку, а значит – обязан, защищая «хозяина», фальсифицировать реально положение дел, и сделать откровенно лживое заключение, что «описанное в жалобе не нашло подтверждения». Если таких жалоб будет слишком много – спецпрокурор рискует вызвать недовольство такой статистикой своего «верха», который может его заменить на того, кто «умеет работать без жалоб», что означает конец «бизнеса». А чтобы этого не случилось – придется «отметиться» наверх в размере, кратно превышающем «обычный»… Аналогичная позиция у судьи – к нему должно попадать еще меньше жалоб, на тех же логических основаниях.

Это сообщество повязано «круговой порукой»: участники располагают взаимным компроматом, поэтому будут прикрывать друг друга, против «внешних врагов».

Как это происходит, как раз и видно на таких «судебных процессах», как у правозащитницы Елены Семеновой, в злоключениях политического заключенного Асета Абишева, и многих других. Ничего неожиданного. Просто мерзость.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.