«…С 30 июля 2020 по 01 сентября 2020 правозащитниками мониторинговой группы #ActivistsNotExtremists зафиксировано по крайней мере 173 случая политического преследования, из них:

қазақша

19 новых уголовных дел в 4 регионах, 3 уголовных ареста на время следствия, 2 суда в процессе;

По крайней мере 77 административных арестов в 24 городах и населенных пунктах

По крайней мере 20 административных штрафов в 8 городах

Иные формы преследования, в том числе превентивные задержания и вызовы в полицию – зафиксировано 59 случаев политического преследования в 19 городах и населенных пунктах; по крайней мере 9 попыток похищения и нападения на активистов…»…

В этот же период времени гражданское общество Казахстана обсуждало праймериз в Нуротан, рассуждало на тему политических реформ, живо наблюдало и комментировало события в Хабаровске, а затем – в Беларуси, и даже – очередное «послание граждан куда подальше» младшим президентом Казахстана.

Судя по тому, что указанные события вызывали гораздо бОльший интерес, чем аресты и задержания гражданских активистов, полицейской диктатуре, в очередной раз, удалось «взять верх».

Ей удалось навязать гражданского обществу ощущение «обыденности» 173-х (!) случаев политического преследования в месяц, и таким образом установить новый стандарт уровня политического полицейского давления, которое не вызовет заметного гражданского ажиотажа.

Диктатуре также удалось продолжить раскол протестной части общества. Посредством дифференцированого силового реагирования были установлены новые «рамки закона», а точнее – уменьшены размеры «загона» для протестного гражданского общества.

Самое комфортное место в нем занимают те, кто устал (испугался, согласился, надоело, хочется «прямо сейчас» и пр.) бороться с диктатурой, и сейчас хочет занять в ней «свое место» — те, кто «пошел на праймериз». Тут пряники, шоколад, и даже возможность покинуть «загон», отказаться от протеста, и стать частью системы.

Чуть менее безопасно, но при этом – все еще «протестно», в этом «загоне», могут себя чувствовать «требующие» от диктатуры и ее составляющих «самореформирования», и заведомо готов поверить в любые ее обещания. Здесь могут грубо одернуть, окрикнуть, поставить на место, но – не больно.

У самого края расположились проклинающие в сетях всех и вся, требующие смены режима, критикующие и разоблачающие диктатуру самым жестким образом, и готовые «выйти на улицу» – если будет разрешение. Сюда может прилететь кусочек хлыста из-за ограждения загона, если что-то «там» посчитают слишком громким, или обидным.

И совсем другое отношение к тем, кто вырывается из антиконституционного «загона», к тем, кто считает, что только там, «на улице», можно добиться результатов. Их объявляют «экстремистами» (вредителями, врагами народа), объявляют «вне закона/загона», и преследуют тотально, до последнего человека.

Главное «достижение» диктатуры – ей удалось навязать тем, кто «в загоне», безразличное отношение к тем, кто там, снаружи. Да, оттуда в их адрес летят неприятные и, слишком часто- незаслуженные обвинения и оскорбления, но делать из этого повод и оправдание своему безразличию — ? Ведь там – те же граждане Казахстана, и они с той же «стороны баррикад», потому что у любой баррикады есть только две стороны.  Так ли оправдано, а главное – достойно, не обращать внимания на то, что их права и свободы топчут?

В Хабаровске и Беларуси есть то, чего боится любая, в том числе и казахская — диктатура. То, что диктатура истребляет, потому что это – прямая угроза ее существованию.

Там есть единство. Обыкновенное человеческое и гражданское единение во имя главной цели. То, чего нет, и пока не предвидится – у нас.

Казахская диктатура может спать спокойно (?)

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.