Мы решили сделать материал по данной, конкретной ситуации, потому что она вскрывает отдельную тему злоупотреблений и прямых нарушений прав осужденных, и их близких.

До злополучного «переиздания» пакета законов, в т.ч. и Уголовно-исполнительного кодекса (УИК), в 2014 году (введены в действие с 2015 года), у КУИС МВД РК было очень немного оснований для того, чтобы отправить осужденного подальше от постоянного места жительства, от близких. УИК предписывал «по-умолчанию», при наличии учреждения того вида, который определен судом, в данной местности – определять местом отбывания наказания осужденного именно это учреждение.

При этом – причины, по которым осужденный мог быть переведен в другое учреждение, были четко прописаны, и перечислялись в последующих статьях УИК. Другими словами, осужденный, сразу после приговора, должен был отбывать наказание в учреждении по месту жительства, и лишь при наступлении указанных в УИК причин мог быть переведен в другую местность.

Главное, что было в «старом» УИК – это то, чего в нем не было: не было законной возможности для КУИС ссылаться на «перелимит» (превышение фактической численности осужденных в учреждении по месту жительства, над расчетной).

Новый УИК, с 2015 года, уже «предусмотрел» такую возможность для КУИСа, и это значительно усилило коррупционные возможности для сотен сотрудников этого ведомства.

Вообще – УИК 2015 года написан под диктовку КУИСовских костоломов. Они втащили в него такие возможности для своей преступной деятельности, которых ранее у них не было. Появились новые возможности для унижения осужденных, для подавления их достоинства. На основании слишком «вольных» трактовок УИК в ведомственные приказы МВД по КУИСу втащили такие нормы, которые напрямую работают на подавление достоинства осужденных, и которые до 2015 года лично мне (авт. – Владимир Козлов) удавалось «отбивать», ссылаясь именно на отсутствие таких норм в приказах; например – на обязанность «ломать шапку» и вытягиваться по стойке «смирно», мордой в небо — перед сотрудником… За отказ от этого унижения был подвергнут дисциплинарному взысканию Макс Бокаев, уже по «новому» УИКу.

Появление в УИК нормы, позволяющей КУИСу увозить осужденного после приговора за тысячи километров от учреждения по месту жительства, по причине «перелимита», привело к сотням случаев коррупционных злоупотреблений.

В моем случае, в тюрьме Актау, мне предлагали «место» в Заречном, Алматинской области, за 50.000 долларов, что было несказанным «лохотроном», потому что на тот момент это место «стоило», даже для самых «жировых», не более 5.000 мертвых американских президентов. Это было дважды «лохотроном», потому что моя ситуация контролировалась не КУИСом, а КНБ, и подобные «разводы» были невозможны по определению.

После того, как меня отправили в Петропавловск, мне, даже при отсутствии в УИК, на тот момент, в 2012 году, этого злосчастного «перелимита», понадобилось четыре попытки, три года, и колоссальный нажим близких, правозащитников, и депутатов Европарламента, чтобы КУИС все же принял решение о переводе меня в из Заречного- Петропавловского, в Заречное Алматинской области, по месту жительства моей семьи.

Закрытость КУИС, которая всячески поощряется надзирающей прокуратурой, не дает возможности установить фактическое наличие этого «перелимита». Этот пресловутый «перелимит» не является константой, потому что осужденные освобождаются, переводятся в другие учреждения, и это происходит ежедневно.

При наличии желания у КУИС исполнять основные требования УИК, а именно – создание условий для сохранения позитивных социальных связей осужденного, какими являются его связи с близкими, достаточно было просто установить «список ожидания», и в течение нескольких дней место для нового осужденного обязательно бы нашлось. Это легко проверить – новые осужденные фактически прибывают в учреждение еженедельно, что означает – «перелимит» не является достоверным аргументом для принятия решения.

В данном конкретном случае, который описывает в своем видео осужденный, его этапировали из учреждения по месту жительства, в Таразе  – на север. Отбывая наказание, он получил вторую положительную степень, что свидетельствует о том, что он «встал на путь исправления».

УИК предусматривает три отрицательных, «нулевую», и четыре положительных степени оценки поведения осужденных. Наличие «второй положительной» говорит о том, что осужденный более двух лет не имел взысканий, но имел не менее двух поощрений; для сравнения – у меня никогда не было даже первой положительной, и бОльший срок своего заключения я провел с третьей отрицательной, т.е. в статусе «злостного нарушителя» режима.

Осужденный, записавший этот видеоролик, скорее всего, был этапирован подальше от постоянного места жительства своей семьи по так называемым «оперативным соображениям». Так происходит, когда осужденный не дает формального повода для взысканий, но при этом требует соблюдения своих прав, пишет жалобы, «беспокоит» надзирающих прокуроров. Тогда в его «личное дело» вкладывается рапорт какого-нибудь опера, подкрепленный визой руководителя учреждения, с надуманными «оперативными причинами» для его этапирования из учреждения.  КУИС выписывает «спецнаряд» — и … Эти вопросы обычно «разводятся», и это «оперской хлеб», но здесь, видимо – не срослось.

УИК  — «рамочный», декларативный, а главное – декоративный, кодекс. Все, что написано в его основных, первых статьях – о недопустимости унижения человеческого достоинства, пыток, о праве на здоровье, о сохранении позитивных социальных связей, и создания условий для ресоциализации осужденного – все это нарушается ежедневно и безнаказанно.

КУИС – самая коррумпированная часть МВД, которая десятилетиями «пилит» бюджет, и не забывает «отмечаться» наверх, и по сторонам – прокуратурам и судам.

Простая арифметика: только на содержание каждого осужденного/подследственного выделяется около 800.000 тенге в год. Таких сейчас – около 40.000 человек. Умножьте, поделите на курс доллара… Сопоставьте с сообщениями о качестве питания, о том, что все ремонты делаются за счет осужденных… С тем, что это только суммы на содержание осужденных, не считая содержания самих учреждений, не считая того, сколько осужденные платят за «комфорт», и «побыстрей домой»… В этом, собственно, и весь «секрет непотопляемости» этой конторы.

P.S. Как раз «новость в строку»: пришла информация, что тот самый павлодарский начальник ДУИС Молдажанов, герой наших недавних публикаций (см. по ссылкам: https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=153656162985924&id=108893537462187&__tn__=K-R ; и https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=154666789551528&id=108893537462187&__tn__=K-R ), уже вышел на службу. Как и обещал. Якобы – проверка УСБ, вскрывшая пьянство на рабочем месте, с последующими «тараканьими бегами» сотрудников КУИС – была проведена без соответствующей санкции… Такая вот «оплошность» УСБ. И теперь все, кто забивался «по норам и щелям» — снова «в белом». Как-то вот

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.