На сегодня мы имеем более трехсот зафиксированных случаев состоявшихся фактов незаконного полицейского преследования граждан, до 6 июня, 6 июня, и после 6 июня.

Все эти случаи связаны с попыткой граждан воспользоваться своим безусловно законным правом на выражение своего мнения, и на мирные собрания.

Мы также имеем незаконный факт препятствования мирному собранию со стороны полиции, КНБ и прокуратуры, которые в Казахстане уже давно являются символом гестапо, в смысле их полного подчинения преступной политической воли группы лиц, узурпировавших власть.

Здесь не только уместно, но и полезно, для понимания сути происходящего в Казахстане, вспомнить высказывание шефа фашистского гестапо Генриха Гиммера, о том, что до тех пор, пока гестапо выполняет волю фюрера, все действия гестапо будут считаться законными. Замените слово «фюрер» на казахский аналог «елбасы», и все остальное станет не только понятным, но и предсказуемым.

Наш режим вообще не отличается способностью к креативному мышлению. Это и понятно. Холуйство – первый враг квалификации и творчества, а дряхление диктатуры неизменно сопровождается все большей востребованностью именно холуйства… Отсюда — практически все, что режимом выдается за собственные инициативы и креативы, либо украдено (как «ласточка» на банкноте, и символ «рухани…»), либо позаимствовано из истории диктатур прошлого, в данном случае – гитлеровского фашизма и советского НКВДизма.

Возвращаясь к теме неизменной тенденции нашей диктатуры к ужесточению наказаний за требования гражданами своих прав – налицо новые факты, которые сметают любые информационные «сопли» о «политических реформах токаева».

Так, накануне мирного митинга 6 июня 2020 года успешно опробировано «включение» санитарных служб страны в обойму карательных органов диктатуры. Сначала санврач публично запугивал население «катастрофическими COVID-последствиями» в случае проведения мирного митинга, а затем и вовсе – на площади городов вывели «химическое оружие», которым, под предлогом «прямосейчас» обработки, применяли однозначно токсичные препараты в непосредственной близости людей; как тут не провести параллель с многотысячными митингами, по всему миру, в эти же дни…

Дальше – больше. Сразу после принятие в «ряды политической жандармерии» санитаров страны, «реформатор токаев» принял параллельное решение: он наделил всех остальных «политических жандармов» (полицию, КНБ, военных, и – не ошибся в квалификации – Управление делами президента (или – «ов»?)) – «санитарными» правами на подавление мирного протеста.

Не так давно ООН, особо выделяя этот аспект, вычленяя его из мер по борьбе с короновирусом, предупреждала «некоторые страны» о недопустимости использования пандемии для тотального ужесточения и ухудшения положения с правами человека.

Казахстан, как видно из его сегодняшних законодательных инициатив, поступил точно наоборот. Диктатура не имеет иных возможностей продлевать свою агонию, кроме как усиливая стратегию «хватать и не пущать». Любые разговоры на тему политических реформ в сторону прав человека – лишь вонючая дымовая завеса, отсрАчивающая конец диктатуры.

Полноценное использование прав человека, гражданских и политических свобод, будет означать наступление демократии, что несовместимо с сохранением диктатуры; полоумные глашатаи нурсултана придумали использовать термин «управляемая демократия», но трансформировать его в «управляемую диктатурой демократию» даже их холуйский мозг вряд ли додумается; хотя тут же подумалось – а не воспримут ли и это, как подсказку…

Токаев – не продукт системы, он ее неотъемлемая часть, шестерЕНка, которую назначили быть сейчас главной. В 2002 году он, будучи премьером, исполняя прямое указание назарбаева, уничтожал в зародыше РОО ДВК, которое всего-то объявило своей целью содействие провозглашаемым (тогда еще) политическим реформам…

Он не может быть проводником чего-то демократического по своей внутренней сути, потому что он прислуживает диктатуре, и с этого кормится; как и вся его семья.

Тот факт, что именно 6 июня, именно в тот день, когда полиция «травила, хватала и тащила» вступил в силу «новый» закон о мирных митингах – однозначно знаковый. И этот закон, и весь тот «реформистский пакет», включающий в себя законы и партиях, о выборах… все это уже получило адекватную оценку специалистов в Казахстане и в мире.

От осинки не родятся апельсинки… Права человека и второй президент токаев – параллельные прямые, которым не дано пересечься. Наши права – не от токаева или назарбаева. Они наши от того, что мы родились людьми. Осталось только это доказать.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.