Одно из важных прав человека, на наш взгляд – право на объективное изложение истории. Потому что без прошлого нет настоящего, и не может быть будущего. Потому что у людей, знающих только искаженную историю, и настоящее, и будущее – также искажено; плохое становится хорошим, недостойное вталкивается в сознание, как образец для подражания, а те, кто должен быть наказан за дела свои – становятся наставниками и эталонами добродетели…

қазақша

Все это меняет сознание общества. Что мы и видим – на себе, после десятков лет вранья на всех уровнях. Те, кто нам врал и продолжает врать – нами управляют. И будут управлять – если мы не поймем, что наше право на правду определяет все остальное…

Материал Владимира Козлова – об этом.

Всегда думал, что тема «Жанаозен 2011» достаточно хорошо известна и освещена, и лишь ждет своего времени, чтобы быть востребованной для пересмотра (при иной власти), для настоящей оценки этих событий, и их последствий.

Но – посмотрел материал Радио Азаттык, послушал выступление Акежана Кажегельдина, и пришла мысль: а не присутствуем ли мы сейчас при «переписывании истории»? И натолкнула меня на эту мысль одна, но свойственная всем этим материалам и выступлениям, примета: они вообще не упоминают в связи с жанаозенскими событиями Народную Партию «Алга!» (ДВК). Вот просто совсем от слова вообще совсем. Никак.

Вы что, ребята? С чем связана эта ваша амнезия? Ведь даже та самая власть, против которой вы якобы выступаете, даже она – высоко оценила причастность «Алга!» (ДВК) к жанаозенским событиям. Высоко и очень полноценно: больше ста томов моего уголовного дела-  именно об этой деятельности.

Я ведь на той скамье сидел не как Владимир Козлов, который просто «мимо Жанаозена проходил», а как руководитель Народной Партии «Алга!». И это не меня, а партию, в моем лице, судили – как раз за то, что она оказывала поддержку нефтяникам на протяжении всего периода их противостояния. А теперь назовите-ка мне еще одну партию, или еще одно движение, которое судили «за Жанаозен» — ? И не только судили – которую ликвидировали решением суда именно за то, что она поддерживала нефтяников все то время.

Вместе с партией, сразу после моего суда, было ликвидировано и практически уничтожено несколько СМИ, и опять же – именно за то, что они не так, как КТК, Хабар и иже с ними. – освещали события в Жанаозене. Это с их страниц, из их видеоматериалов, люди узнавали о том, что реально там происходило. Именно журналистов этих СМИ избивали в Жанаозене «неустановленные хулиганы», и полиция. Эти издания потом, после моего суда, власть назвала «Единым СМИ Республика», и уничтожила одним ударом, одним судом. Поинтересуйтесь, по-гуглите, такого прецедента –«единое СМИ» — не было ни до, ни после.

Телеканал «К+», единственный источник правдивого видео с места событий, тот самый, кому передали видео расстрела рабочих в Жанаозене, тот самый, кто сделал это видео публичным, кто сделал по этому видео баллистическую экспертизу, которую потом, в январе 2012 года, я лично представлял в Европейском парламенте – был уничтожен иначе, но – именно за это.

Вот этого всего вообще не было упомянуто – почему? В чем причина?

Ответы на эти вопросы откроет нам время, как это обычно бывает. А я постараюсь лишь совсем коротко, напомнить о тех событиях, и их участниках, раз уж у других с памятью проблемы.

Народная партия «Алга!» (ДВК) поддерживала нефтяников Жанаозена в их законных социальных требованиях задолго до событий, начавшихся в феврале 2011 года, и закончившихся декабрьским расстрелом.

Нас там знали за несколько лет до этого. Нефтяники Жанаозена бастовали каждый год, начиная с 2008-го. В какой то момент, когда забастовка заходила в «стоячую» фазу, они приглашали нас, мы приезжали, встречались с ними на их забастовочных площадках. Мы всегда общались открыто, публично, старались понять суть требований, понять – где и чем мы можем в этом помочь. И это не слова – видео тех лет, моего общения с бастующими, есть в материалах моего уголовного дела. Они использованы обвинением, как раз для того, чтобы доказать нашу системную поддержку бастующих Жанаозена.

К слову, так получалось, что после наших приездов работодатели шли на какие-то уступки, и забастовки заканчивались. Мы не относим это к своим заслугам, скорее – власть тогда еще не хотела обострений, которые могли возникнуть, и шла на попятный. В последующем рабочих обманывали, возвращали их социальное положение в то же унизительное состояние, и именно поэтому забастовки происходили каждый год, до 2011-го…

В 2011 году забастовка нефтяников Жанаозена началась в феврале. Но на этот раз сразу последовали аресты профсоюзных лидеров; Наталью Соколову и Акжаната Аминова осудили. Наталья получили реальный срок лишения свободы, Акжанат – ограничение свободы. Потом мы долго, всем миром, вытаскивали Наталью Соколову из лагеря, это было темой нескольких наших выступлений в Европарламенте; к моменту моего ареста ей все же заменили лишение свободы условным сроком, она была освобождена, и ее потом даже принудили быть свидетелем обвинения против меня… но это другая история.

Забастовка была признана незаконной, и всех забастовщиков, около двух тысяч человек – уволили. Вот именно с этого момента началась острая фаза противостояния, потому что людей лишили не только работы, но и возможности существовать…

В конце мая делегаты от бастующих приехали в Алматы, в наш офис, и попросили поддержки: информационной и консультационной. Меня это слегка удивило, если честно, потому что сами забастовщики были к тому времени членами другой оппозиционной партии, «Азат».  Булат Абилов, руководитель этой партии, с гордостью рассказывал об их поездке в бастующий «Жанаозен», и о том, что все забастовщики вступили в их партию…

Но мы не задавали вопросов на эту тему. Если люди обратились за поддержку в «Алга!», а не в «свою» партию, значит – у них есть для этого основания. Было не до того, люди просили поддержки. О забастовке тогда почти ничего не писали, а если и делали это – то лживо, представляя нефтяников хапугами, зарабатывающими миллионы.

Нужно было понять ситуацию, понять масштабы нашего участия. Мы организовали в Алматы пресс-конференцию для нефтяников, а затем собрали группу журналистов, с экономистами и юристами, выехали в Жанаозен. С этого момента и началась наша непрерывная поддержка бастующих.

Я не буду вдаваться здесь в детали – для этого нужны тысячи страниц, это была ядерная работа на протяжении всех этих месяцев. Повторюсь – сто с лишних томов моего уголовного дела – лишь частично осветили то, чем мы помогали бастующим.

Скажу лишь о главном: мы с самого начала отказались от какой либо политизации ситуации, чтобы не быть обвиненными в спекуляции. Формула нашего взаимодействия была произнесена в самом начале, и не менялась до самого конца: вы, бастующие, сами принимаете решения, что и как будете делать. Мы предоставляем вам консультантов, которые будут отвечать на ваши вопросы – и только. Мы, Народная Партия «Алга!» (ДВК) – будем изучать ваши решения, и оказывать вам ту поддержку, которую вы запросите, если мы будем с этим согласны, и это будет в наших силах.

За время забастовки в Жанаозен приезжали депутаты Европарламента. Громадную работу для организации этих поездок и освещения событий в Европарламенте проводил Фон «Открытый диалог», и лично Людмила Козловская. Мы обращались за дополнительной поддержкой к Мухтару Аблязову – и он ее оказывал, всегда. Нужны были средства на оплату квартир некоторым нефтяникам, лишившихся работы и возможности оплачивать аренду… Кому-то помогали закрывать выплаты ипотеки, потому что банк грозил забрать квартиру… Ситуаций было очень много, и в Жанаозене постоянно находились наши сотрудники, которые принимали решения на местах, и проверяли информацию, которую затем предоставляли в те СМИ, что освещали забастовку и все, что было вокруг…

Мы открыли офисы поддержки в Актау и Жанаозене. Туда высылались газеты, в которых освещалась забастовка, туда приходили люди за советом, помощью… Сотрудников этих офисов, молодых ребят и девушек —  избивали, в них стреляли из «травматов»… конечно же – «неустановленные лица»… Это да же не тысячная часть того, чем мы тогда жили. Это реально была целая жизнь нашей партии…

«Жанаозен» — это то, за что нашу партию убили. Мы не дадим этого «забыть», потому что это не только нечестно, но и преступно, потому что это — искажение истории.

Мы «не хотим помнить» «Голодомора».  «Краями» проходим события 1986 года, не упоминая о том, что тот, кто провозгласил себя «елбасы», в те годы называл героев – преступниками. Теперь пришла очередь «Жанаозена»? Не выйдет.

Тома уголовных дел «Жанаозена», и по «беспорядкам», и по «разжиганию социальной розни» — ждут своего времени, своей оценки, и наказания реальных виновников этой трагедии.

Не забудем. Не простим.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.