Один за другим, с небольшим интервалом, состоялись суды над двумя гражданскими активистами, Азаматом Байкеновым, и Романом Рейхертом.

қазақша

Один живет в Петропавловске, второй в Актобе. Их объединяет наличие протестной гражданской позиции, что уже определяет все остальное: 405-я «политическая» статья УК РК, обвинение в «пропаганде запрещенной организации» (ДВК, тогда «Коше Партиясы» еще не была запрещена), и приговор: один год ограничения свободы.

Стандартизация приговоров наводит на мысль о том, что они «спущены» из инстанций, которая управляет правосудием. Что еще раз подтверждает наличие центра борьбы с инакомыслием, как некоего института, стоящего над законом.

Вполне вероятно, что сегодня для таких судов существует установка не выносить решений, связанных с лишением свободы, потому что в обществе с деформированным представлением о правах, сам факт «не лишения свободы» воспринимается , как признак «начала реформ», и чуть не «победа» тех, кто поддерживал подсудимого. А еще – после таких приговоров, без лишения свободы, все достаточно быстро затихает, и осужденные остаются одни…

На самом деле – жизнь тех, кто осужден «за экстремизм», с этого момента превращается в ежедневное выживание, в котором остается мало места для проявления гражданской активности. Их основные права – на работу, на зарплату, на страхование, на полноценное пользование банковскими услугами, на возможность быть предпринимателем, зарегистрировать юридическое лицо – резко ограничены, если не сказать – аннулированы.

Они лишены возможности обеспечивать даже свою жизнедеятельность, не говоря о содержании семьи, родителей… Да, недавно второй президент Токаев подписал какие то изменения в законы, касающиеся этой ситуации, но есть все основания полагать, что это будут такие же декоративные «изменения», как и в законах о партиях, выборах, митингах… которые ничего, по сути, не меняют; тот самый случай, когда «совой об пень» поменяли на «пнём об сову»… что для «совы», то есть – для нас, для гражданского общества — …

Кроме того – их повседневная жизнь теперь зависит от благосклонности полицейских кураторов, которые могут приходить в их дом в любое время суток, которые будут вызывать их к себе по любому поводу… Если им удастся найти работу – полицейский куратор будет приходить и туда, задавать вопросы работодателю, что в результате может тому надоесть… Они должны будут и сами, в определенные дни, посещать полицейские участки, чтобы написать там «отчет о проделанной жизни», и подтвердить своей подписью в специальном журнале, что с ними «была проведена профилактическая беседа»…

Им будет очень трудно все это время. Особенно – если они останутся одни, без поддержки, без помощи тех, кого они считают своими близкими: по духу, по взглядам, по жизни.

Забывать тех, кто вырвался вперед, и поэтому «попал под молотки» —  нельзя. Иначе их, первых, не станет.

А без «первых» не бывает ни вторых, ни всех последующих.

Без «первых» движение вперед превращается в бег по кругу.

 

 

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Всех мы должны помнить, кто как-то осужден ради будущего нашей земли. Алга, Казахстан

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.