Многие, одновременно, сообщают сегодня о ситуации, которая обещает стать событием. Утром пообщался на эту тему с уважаемой журналисткой, к вечеру таких сообщений стало много больше; очевидной стала не только сама тенденция, но и ее источник – скоординированные по всей стране действия полиции.

Речь идет об «охоте на Коше», принявшей общенациональный масштаб, и обрастающей все новыми подробностями. Недавняя «ликвидация» райсудом общественного движения «Коше Партиясы», по признаку «отождествления» его с аналогичным общественным движением «ДВК», породило серию полицейских инициатив, которые затрагивают все большее количество граждан страны.

Это и не удивительно – по сообщениям самих активистов «Коше Партиясы», число участников «чатившихся» под этим брэндом доходило до 170 тысяч и больше. Люди общались не тайно, можно сказать – публично, не скрываясь, и не скрывая своих идей и намерений.

Нужно сказать, что ни в намерениях, ни в идеях «Коше Партиясы», как, впрочем, и «ДВК», нет ничего такого, что можно хоть как-то вставить в рамки статей Уголовного кодекса: ни призывов к насильственному свержению, ни к насилию вообще, ни разжигания – ничего. Тем не менее – суды, о которых никто не знал, состоялись, и теперь прокуроры размахивают издалека этими решениями, нагоняя жути на всех, кто заподозрен в симпатиях к «экстремизму», в толковании неизвестных «экспертов».

Людей «приглашают в акиматы», вызывают повестками к следователям, звонят по телефону, задают вопросы: Состоял? Участвовал? Общался?…

Очень многие «не состояли», «не участвовали» — но их фамилии «числятся» в списках участников чатов, попавших под запрет. Такая практика – нагонять численность своих чатов путем включения в них ничего не знающих об этом людей, уже не раз обсуждалась на различных ресурсах. Безусловно, она не делает чести тем, кто ее использует, уже потому, что говорить о высоком, и вот так поступать – это «правой писАть – левой зачеркивать», от такого больше вреда, чем пользы. Есть вред отсроченный, который происходит от утраты доверия, и влечет за собой уменьшение числа сторонников объективно здравых идей и объединений. А есть вред прямой, который рождается прямо сейчас.

Люди, побывавшие в кабинетах следователей, говорят о десятках перепуганных граждан, из числа «не участвовавших», но привлеченных сейчас следствием. Они сидят за столами в этих кабинетах, и пишут под диктовку, или с образца – «без моего ведома…  не знал… не участвовал… поддерживаю политику президента… прошу привлечь к ответственности…»…

То, что сейчас происходит – массовое попрание гражданских и политических прав людей на свободу выражения, на свободу мнения, на инакомыслие. Это требует не только повсеместной фиксации, но и объективной публичной оценки.

Вряд ли случаен тот факт, что именно сегодня, во время этой полицейской вакханалии, второй президент Токаев подписывает «новые» законы – о выборах, о партиях, о митингах… Якобы те, которых так ждали, но имеющих мало общего с тем, чего ждали на самом деле; все они по-прежнему сохраняют возможность «держать и не пущать», отказывать и запрещать, защищая дряхлеющую диктатуру…

«Реформы Токаева» — слова, лишенные смысла. Полицейская «охота на Коше» — реалии.

 

 

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.