Правозащитница Елена Семенова, известная своими расследованиями и обнародованиями «грязного исподнего» КУИСа, во всех его ипостасях и проявлениях, в очередной раз добилась адекватной оценки своих усилий со стороны того самого КУИС (без сомнения, именно оттуда поступил заказ), выполненный «тяп-ляп ручонками» неизвестного автора, оставшегося за рамками самого материала.

қазақша

Мы умышленно не ставили кавычек на упоминание об адекватности оценки, потому что оценка эта – появление данного материала, а не та фигня, что в нем написана. И если такие материалы появляются после сообщений о бесчинствах администрации лагерей, то это и есть – оценка; значит, гвоздь мимо зада в погонах не прошел, значит – попал, куда надо.

Касаемо самого материала, он не из числа выдающихся, и построен на той же избитой канве, как и ему подобные: «…они там такие преступные преступники… они там лгут… они там звери… а мы их яблоками кормим…».

Вот лет этак восемь назад, да еще месяца четыре к ним, можно было бы еще порассуждать на тему «то ли да, то ли нет», а сейчас уже однозначно – брешете вы, с ментами в ногу шагающие. Брешете, причем – без изысков.

Статьи и преступления тех, кто просит о помощи, кого прессуют без закона – названы верно. И что? Кому-то хочется побыть наивным сантехником, запустившим руку в унитаз, и с «удивлением обнаружившим», что там не фиалки выращивают? Это лагерь, там ПОЧТИ все – преступники. И? Они что, требуют себе заменить красную икру на черную? Нет. Они требуют того, что называется их правами, которые изложены в Уголовно-исполнительном кодексе. У них тоже есть права, как бы чудовищно это ни звучало для КУИСа и тех, кто с ним в ногу.

Не будем здесь ретранслировать всей этой чуши в деталях, которая изложено под таким разухабистым заголовком, про «маляву» и прочее. Оно однозначно, с позиции имеющегося опыта – чушь и дрянь, с точки зрения цели, с которой подано. Но вот один аспектик, поданный с этакой «искренностью», что аж слезы наворачиваются – все же упомянем, уж больно трогательно)))

Члены шымкентской ОНК, Общественной Наблюдательной Комиссии (которым осужденные не доверяют), кидаясь какашками в сторону Елены Семеновой (которой осужденные доверяют), выставляют фото белых, в яркий цветочек – скатерочек на столах в столовой, с горками яблок и прочих «ананасов с рябчиками» на столах, однозначно врут, когда пишут о том, что они в этот лагерь попали «без предупреждения», внезапно, и что – следовательно – вот такое на столах лагерной столовой – каждый день, да по три раза.

Помню из своего (Владимир Козлов – прим.автора), аналогичного. Как-то к нам на «сто третий» вот так же «внезапно нагрянули» ребята с НПМ (Национальный превентивный механизм, по предотвращению пыток), так арестанты при входе в столовую застывали столбом в ступоре: они НИКОГДА до этого не видели скатертей на столах, солонок, перца… как и салата из свежих овощей… Это был первый визит НПМ, по какому-то моему обращению, вскоре после перевода с «тройки» на «сто третий»… Подходили потом, и говорили «от души, Иваныч, это они из-за тебя тут такого наворотили, не иначе…». К слову – солонки с перцем «ушли» на следующий день, скатерочки – износились и тоже исчезли, а овощной салат снова заменили простой капустой…

Главное, концептуальное вранье даже не в этих перечислениях «ништяков» для шымкентских арестантов, а в том, что не дано ни шымкентской ОНК, которая, судя по изложенному, вообще «ручная», никакой другой ОНК – внезапно появляться в лагере. Это «не дано» даже НПМ, члены которого, если читать УИК, имеют такие же права на посещение «без согласования» в администрацией, как президент страны; они в одном перечне с ним, и другими – находятся. Даже при этом – НПМ обязали получить разрешение на посещение у «омбудсмена», главного в стране «правозащитника». Только вот – он «при президенте», и каждый раз превращает эту хорошую норму – в дрянь, потому что мурыжит со своим разрешением ровно столько времени, сколько администрации лагеря требуется, чтобы все «зачистить до блеска»…

Что касается ОНК, то она, согласно УИК, ст.38, п.2 – обязана не менее, чем за сутки поставить в известность о своем визите администрацию лагеря, или тюрьмы… На практике – члены ОНК не войдут в лагерь, пока администрация им не позволит; в большинстве случаев, не сильно-то и стремятся.

Резюмируя, мы поздравляем Елену Семенову с высокой оценкой ее усилий по защите прав осужденных. Если «они» бесятся, значит «мы» —  все делаем правильно. Более точной оценки не бывает.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.