Имя погибшего в полицейских стенах гражданского активиста Дулата АГАДИЛА незаслуженно уходит со страниц социальных сетей. Замалчивание информации о проводимом расследовании (оно вообще проводится?), непонятная тайна, окутавшая то, что происходит по этой теме сегодня (а происходит?), запрет на распространение информации, в виде злых окриков из Генпрокуратуры и возбуждения уголовных дел против тех, кто осмелился не молчать – это вообще о чём, зачем и почему?

қазақша

Дулат, один из самых ярких гражданских активистов, становится больше символом достойного протеста, чем объектом расследования. Того расследования, которое «под Генпрокуратурой», которое должно вынести окончательное решение об обстоятельствах его гибели. И решение это должно быть аргументировано простыми и понятными доказательствами, а не их заменой на высокоуровневые понты Генпрокуратуры, которая все это время если не орет на тех, кто задает вопросы, то – молчит, как тухлая рыба об лёд.

Людей, которые при омывании тела Дулата АГАДИЛА увидели то, что они увидели, и показали увиденное, усомнившись в «естественности» смерти своего друга – теперь вполне конкретно преследуют. Их загоняют под статью 274 УК РК, ставшую трендом карантинного полицейского беспредела, «за распространение…». Первое, что приходит на ум – их преследуют, как и многих в это время, «за распространение правды», ведь именно это деяние в условиях диктатуры считается экстремизмом… Так и есть, проверено на себе.

Друзья АГАДИЛА, Дархан и Динара ОМИРБАЕВЫ, Кайрат СЕЙТКАЛИЕВ, Медет АРЫСТАНОВ, стали «свидетелями с правом на защиту», что в одном шаге от обвиняемых.

Заявление, ставшее причиной возбуждения уголовного дела, написал правоохранителям кто-то из родственников покойного Дулата АГАДИЛА; не его мать. Это печальным образом похоже на обстоятельства, при которых был осужден к лишению свободы Евгений ЖОВТИС.

Там мать погибшего в ДТП человека тоже не имела претензий, и более того – она была свидетелем защиты Евгения ЖОВТИСА, потому что он с первой секунды происшествия повел себя достойно, человечно, и сделал все, чтобы помочь семье. Я был на суде, поэтому могу сказать, что погибший, всей своей жизнью, до самой смерти, казалось, делал все, чтобы оказаться в том месте и в то время… Я видел адвоката потерпевшей стороны, который весь процесс хамил и высказывался в стиле «…мы аульные, нам все равно, по какой стороне дороги мы должны ходить в темноте… нечего было там ездить…». В то время подобные ситуации, если потерпевшая сторона не возражала, почти всегда разрешались без «посадок», причем – законно. Но в тот раз мать оттерли в сторону, а «потерпевшим» вдруг выступил какой то дальний родственник…Я помню и то, как мы, несколькими машинами, доставляли мать на суд, в Талдыкорган. Это была та еще операция…Полиция останавливала на дороге машину, где находились сотрудники Бюро с матерью погибшего, и начиналась бесконечная «проверка документов»… Мы подгоняли другую машину, пересаживали всех в нее, и через десяток километров все повторялось. Когда мы поменяли уже третью машину, ее тупо протаранил сзади, когда она стояла на переезде, «какой то колхозник»… Хорошо, что была и четвертая, и пятая… Мы доехали до суда.

Этот экскурс в параллельную тему я привел к тому, что обстоятельства, тогда и сейчас – идентичны, что объективно наводит на мысль об идентичности «заказчика» этих обстоятельств. Тогда это был безусловно КНБ, который воспользовался случившимся, чтобы преподать ЖОВТИСУ «урок послушания», и изолировать его от общества, права которого он защищал. Безусловно – потому что незадолго до того он случайно обнаружил в своей машине, в газетке у заднего стекла, некоторое количество анаши, которого хватило бы, если бы его «случайно» обнаружили полицейские, проверяя наличие аптечки, к примеру – на тот же срок лишения свободы, что и потом.

Сейчас – учитывая явную оппозиционность и политическую «заточенность» Дулата АГАДИЛА на мирный, но безусловно — снос этого режима, КНБ не может не быть в стороне от происходящего; весь вопрос – с какого момента..?

«Засекреченность» практически всех деталей якобы ведущегося следствия (мы не можем говорить о наличии того, о чем ничего не знаем), затыкание адвокатов «подписками о неразглашении» — эти меры прямо противоположны открытости, прозрачности и справедливости.

Законы распространения слухов, версий и домыслов – всегда работают так, как должны: если по данной теме нет официальной информации, то ниша заполняется информацией неофициальной, в том числе – разной. Это диалектика, которая объективней любых воплей на тему «молчать!!!»: природа не терпит пустоты.

В данном конкретном случае мы имеем дело с тотальным недоверием и презрением к превентивно, непрерывно лгущей власти. И теперь уже неважно, что там «выродят» в ее мрачных и вонючих недрах. Для всех, кто был рядом, Дулат АГАДИЛ останется борцом с диктаторским режимом, погибшим в полицейских застенках. И «заката солнца вручную» не уже получится. Время молотков истекает.

 

Spread the love

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Прошло столько времени, не слышно даже предварительные результаты следствия. Не слышно, взяты ли под стражу или отстранены сотрудники СИЗО. Сплошная пустота информации.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.