Очень много спорных вопросов возникает при вынесении судами Постановлений об отказе в удовлетворении ходатайства об условно-досрочном освобождении (УДО) и замене неотбытой части наказания более мягким видом (ЗМН).

қазақша

Трактовка в судебных актах встречается разная. Например, суд отмечает, что доводы осужденного не указывают в достаточной степени на то, что он осознал и раскаялся в совершённом преступлении; недостаточной мере доказал свое исправление и т.д.

Подобные аргументы наталкивают на мысль, что судьи придерживаются каких-то конкретных, только им известных  критериев, приходя к выводам при вынесении Постановления.

Обратимся к нормативным документам, в частности к Нормативному постановлению Верховного суда Республики Казахстан от 2 октября 2015 года № 6 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания и сокращения срока назначенного наказания». Постановление ВС РК определяет, что при решении данного вопроса суды должны обеспечивать индивидуальный подход и в каждом конкретном случае устанавливать, достаточность сведений для УДО и ЗМН, т. е. оценивать позитивные изменения в поведении осужденного, а именно: соблюдение им правил внутреннего распорядка, выполнение требований администрации учреждения, участие в мероприятиях воспитательного характера и в общественной жизни учреждения, поощрения, взыскания, поддержание отношений с родственниками и осужденными, положительное или отрицательное отношение к учебе, возмещение ущерба, перевод на облегченные условия содержания и другие обстоятельства, которые могут свидетельствовать об исправлении осужденного.

Многие судьи игнорируют эти довольно конкретные требования, высказывая мнение, что все это входит в обязанность осужденного и не относится к его исправлению.

Такое мнение не только спорно, но очевидно ошибочное. Осужденный – это человек, который приговором суда лишен свободы, права на самоопределение, и изолирован от общества по той причине, что суд установил, что он игнорировал и нарушал нормы и правила (закон), которые обязательны для всех членов общества. И если он в местах лишения свободы показывает своими поступками, своим поведением, своим отношением к исполнению правил внутреннего распорядка – то, что мы называем устойчивым законопослушанием, то это и есть критерий, по которому можно и нужно судить об исправлении осужденного, и отсутствии для него необходимости дальнейшего отбывания наказания, связанного с лишением свободы.

Учитывая объективно имеющуюся и широко распространенную коррупционную практику отправления судов по таким вопросам, что подтверждается многими сообщениями из открытых источников, мы с большой долей вероятности можем предположить, что за подобными решениями отдельных судей стоит неудовлетворенный коррупционный интерес самого судьи.

И в данном контенте каждый отказ суда в подобных делах, при наличии достаточных условий для удовлетворения ходатайства осужденного (см.выше) должно рассматриваться, как потенциальный случай субъективного правосудия, и расследоваться на предмет коррупционной составляющей.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.