Продолжу делиться тем, что выясняю по поводу этого COVID-19.

На утро воскресенья в Казахстане 2652 заболевших (около 0,013% от количества населения), 646 выздоровевших, 25 умерших, в том числе в Алматы, где я живу, соответственно, 842, 90, 8. Простой вопрос: при таком количестве заболевших по отношению к общему населению и относительно незначительном количестве умерших, зачем такой почти полный карантин?

 

қазақша

Во-первых, даже при таком карантине, за время его введения количество заболевших у нас увеличилось в 260 раз. Причём это те, кого протестировали, и они попали в больницы или в изоляцию. А дальше идут те, у кого нет симптомов, и те, кто уже переболел в лёгкой форме, даже не заметив, что это COVID-19. Поэтому это количество может быть на порядок выше, но мы пока этого не знаем.

Во-вторых, это такая «пирамида». Как показывает, например, тестирование в Нью-Йорке, где в день тестируют до 20 000 человек и пытаются в ближайшие недели выйти на 40 00 человек в день, количество инфицированных в разы больше. Причём там проводят тестирование на сам COVID-19, и провели массовое тестирование 3 000 человек, без симптомов, на антитела. И если тесты верны и закономерность существует, то в результате получилось, что каждый пятый уже переболел и даже об этом не знал. То есть 20% жителей штата Нью-Йорк по этим исследованиям уже имели COVID-19, переболели и не оказались в больнице и не умерли. И если это подтвердится, это хорошие новости, потому что не так много тяжело заболевших или умерших по сравнению с заболевшими. Хотя и то, что есть привело к переполнению больниц, необходимости развёртывать армейские передвижные медицинские госпитали и т.д. К тому же Всемирная организация здравоохранения позавчера заявила, что пока нет доказательств, что переболевшие не могут повторно заразиться.

Вернёмся к «пирамиде». Сначала есть переболевшие и заболевшие, но без симптомов, и сколько их мы не знаем, потому что у нас нет достаточных ресурсов для тестирования, да и вообще тестирование всех невозможно.

Главная проблема, что для тестирования нужно достаточное количество самих тестов (реагентов и всего, что нужно), достаточное количество лабораторий, где эти тесты можно провести и получить результаты, достаточное количество мест, где можно сдать биоматериал (это может быть мазок из носа и горла, а на антитела — вообще анализ крови, которые надо куда-то поместить, хранить, доставить) для тестов. В штате Нью-Йорк, где самая сильная по количеству вспышка болезни в мире, около 300 лабораторий, в которых могут провести такие тесты, и теперь они пытаются сделать так, чтобы во всех аптеках и медучреждениях персонал мог взять этот биоматериал для тестов и доставить его в эти лаборатории. Представьте себе в физическом выражении, что такое взять биоматериал у нескольких тысяч или даже сотен людей в день. И если даже брать его у 1000 человек в день, что в условиях, например, Алматы, маловероятно, то и то половину населения города можно будет протестировать только почти за 3 года.

Поэтому никто не собирается тестировать всех, а главным образом уязвимые группы: тех, кто борется с болезнью — врачи, медсестры, другие работники больниц, водители и т.д., люди с другими серьёзными заболеваниями и пожилые люди, у которых появились небольшие симптомы простуды, те, у кого есть уже симптомы, похожие на COVID-19.

Итак есть много тех, кто переболел, но мы об этом не знаем, кто заболел, но нет симптомов, и мы тоже не знаем, у кого есть симптомы, но они не обращаются в больницу, потому что думают, что это не COVID-19, и мы об этом тоже не знаем. И сам по себе карантин позволяет с этими людьми не контактировать и не заражаться.

А проведённые тесты дают возможность установить, что данный человек чист, но тогда он чист до момента, пока не контактировал с заражённым. Убираешь карантин и никаких гарантий нет. Или заражён, но тогда можно его изолировать в медучреждение, поддерживать, и устанавливать контакты, потому что это как сухая трава, может полыхнуть и образуется очаг. Вспомните пару больниц в Алматы.

Дальше идут те, кто обратился в больницу и у него или у неё диагностировали COVID-19 и изолировали и стали лечить, или точнее поддерживать, потому что лекарства нет. И для того, чтобы их изолировать и поддерживать, нужно достаточное количество мест в больницах и достаточное количество персонала. Который, как все знают, во всяком случае в Алматы, сам заражается сотнями.

Дальше идут те, у кого ситуация сложная, они находятся в тяжёлом состоянии, они находятся в реанимации, и им требуется специальное оборудование и круглосуточное наблюдение. И для этого тоже нужны места и персонал.

И наиболее уязвимыми ко всему этому являются врачи, медсестры и сотрудники больниц, которые пока справляются с количеством госпитализированных, но пока…

Пожилые и молодые с ослабленным иммунитетом, с хроническими серьёзными болезнями, потому что для них заражение как «русская рулетка» — можно выжить, а можно не выжить. Причём многое зависит от того, какую помощь оказывают в больнице, потому что заболевание для некоторых очень тяжелое, восстановление непростое и долгое.

С другой стороны, конечно, нужно открывать экономику, потому что людям нужна работа, потому что огромному количеству людей не на что жить, кормить семью, детей, и прямая обязанность государства не допускать до критического положения, используя все возможные ресурсы.

Но для того, чтобы это можно было сделать, возвращаясь к нормальной жизни и понимая, что ещё приличное время (пока не появится вакцина и не будет четких представлений о самом вирусе и многом другом) она будет «новой нормальностью» — с масками, осторожностью, минимизацией больших скоплений людей и т.д., нужно несколько условий:
— эффективная система контроля через быстрое выявление любых очагов;
— отслеживание контактов и изоляция;
— достаточные объемы тестирования;
— достаточные возможности системы здравоохранения при росте инфицированных.

И главное — понимание общества о том, что это такое и какова серьёзность угрозы. Тем более, что всё больше прогнозов специалистов, что к зиме, когда пойдет традиционный грипп, это может повторится.

Будем надеяться, что это пессимистические прогнозы, а есть оптимистические.

Где-то так.

 

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.