Гражданские активисты Талгат Аян и Макс Бокаев были арестованы после масштабного митинга против инициированной правительством земельной реформы 24 апреля 2016 года. Реформа эта предусматривала долгосрочную аренду и продажу сельхозземель — иностранцам.

қазақша

В ноябре 2016 года и Макс, и Талгат были приговорены к пяти годам лишения свободы. Они отвергли обвинения как политически мотивированные.

После митингов и протестов власть пошла на создание «общественной комиссии» по этому вопросу, но Макс отказался в ней участвовать; возможно, его отказ и стал косвенной причиной ареста.

Впоследствии власти «подвинулись» по этой теме, — временно заморозив свою реформу, наложив мораторий на спорные поправки к земельному кодексу.

Казахстанские правозащитники внесли Макса Бокаева Талгата Аяна в список «политических заключенных».

Я знаю Макса очень давно, больше десяти лет точно. Так получается, что у нас с ним много общего в том, что с нами происходит. Когда меня арестовали, он был среди тех, кто требовал моего освобождения, и участвовал во многих мероприятиях. Мой приговор состоялся в ноябре 2012 года – его в ноябре 2016… У нас с ним одна статья – «разжигание социальной розни», мы оба – «экстремисты»…  Чем и гордимся, и это тоже – общее. А еще – то, что мы оба остались правозащитниками и там, за забором.

Макса Бокаев, из лагеря: «Вся страна — это одна большая зона. Граждане – это заключенные. Есть администрация – это власть. Есть свой пахан, есть вертухаи, есть активисты, которые доносы пишут, есть дуболомы, которые по приказу готовы тебя избить. Просто масштабы разные…  Для назарбаевской системы появление молодежи на улицах вполне ожидаемое и закономерное явление. Молодежь хочет перемен больше, чем старшее поколение. В отличие от их родителей, они не готовы тратить свою жизнь на ожидания. Жизнь одна. Сколько можно ждать?! Ты знаешь, здесь, в зоне очень много молодежи. Мне кажется, примерно половина тюремного населения Казахстана — это молодые люди, которые родились в конце 90-х — начале нулевых. Подавляющее большинство из них — выходцы из села. Что они увидели в своем детстве? Нищету, разруху. В те годы были аулы, в которых дети не ходили в школы. Тут я несколько раз встречал молодых людей, которые не умели писать и читать. Абсолютно неграмотные. Несколько раз помогал им писать жалобы, заявления…

Макс, брат – с датой тебя! Я знаю, что ты отказываешься от УДО – но все равно, пусть свобода придет к тебе как можно быстрей, любым достойным путем. Тут скоро будет много работы.

Адрес для писем: Актобе, ул.Чекалина, 44. Учреждение КА-168/2, общий режим, 160702. Максу Бокаеву.

Spread the love

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.